Статьи

Подрядчик обвинил руководство завода "Курскхлеб" в мошенничестве

Предприятие вновь оказалось замешано в скандальной истории из-за действий своего гендиректора Николая Лопатина. Однако на этот раз речь идет не о претензиях со стороны акционеров завода, а о простых рабочих, которые написали заявление в полицию.

Михаил Багликов и двое его напарников остались без денег за выполненную работу перед новогодними праздниками. Рабочие занимались монтажом четырех котельных для ОАО "Курскхлеб".

Михаил Багликов, рассказывая эту историю, усмехается: "Такого развития событий никто не мог предсказать".

В ноябре прошлого года к рабочим обратился главный инженер ОАО «Курскхлеб» с просьбой выполнить для завода работы по монтажу четырех котельных.

Речь шла о транспортном цехе предприятия на улице Гремяченской.

- Там чистый Сталинград был - ноябрь же, холодно очень. Руководство цеха боялось, что все сотрудники заболеют, а кому тогда хлеб развозить? Невесело шутили, что если еще кто-то сляжет, курянам придется идти за хлебом прямо на завод. Поэтому нам было нужно работать в максимально короткие сроки, - вспоминает Багликов.

Михаил поясняет, что раньше система была подключена к центральному отоплению. Но отапливать газом было бы дешевле, поэтому было решено монтировать четыре котельных для отопления четырех помещений - трех цехов для служебного транспорта. И один - для знаменитой коллекции ретро-автомобилей гендиректора ОАО "Курскхлеб" Николая Лопатина.

- Мы выехали на место, чтобы оценить объем работ. Я встретился с начальником транспортного цеха "Курскхлеба", сказал, что могу пока озвучить стоимость только первой котельной - 45 тысяч рублей, так как она была самая простая в монтаже. Начальник транспортного цеха при мне связался с главным инженером, а тот попросил немного времени согласовать сумму с Николаем Лопатиным. Через пять минут Николай Семенович все утвердил.

Михаил отмечает, что все договоры были на словах.

- Мы ничего не подписывали. Но по окончании работ мне передали 45 тысяч в конверте. Деньги передавал некто Евгений Ч. - директор строительной фирмы, которая, насколько мне известно, сотрудничает на постоянной основе с ОАО «Курскхлеб». Мы потом еще неоднократно пересекались, и я понял, что Евгений подчинялся напрямую директору Лопатину.

Вторая и третья котельная в монтаже оказались сложнее. Стоимость (по 65 тысяч за каждую) я обсуждал уже с начальником строительного отдела ОАО «Курскхлеб». А она затем согласовывала это с Лопатиным. А затем исправно передавала мне наличные все также в конвертах. По-прежнему ничего не оформлялось документально, кроме актов выполненных работ, которые сейчас хранятся на предприятии.

Работа шла быстро, проблем с оплатой не возникало. До того момента, пока рабочие не занялись четвертой котельной.

- Это был самый сложный объект, котельную нужно было делать буквально с нуля. Я практически сразу обозначил, что работа обойдется в 100 тысяч, потому что помимо котлов мы полностью монтировали систему отопления, и объем работы был очень большой. Все покивали, мы с напарниками приступили к монтажу.

О том, насколько важен для хлебозавода этот объект, Михаил судил по тому, что в транспортный цех постоянно приезжало руководство - главный инженер ОАО «Курскхлеб», начальник строительного отдела.

- Они контролировали весь процесс монтажа, с начальником транспортного цеха мы общались ежедневно. Однажды приехал сам Николай Лопатин, тоже внимательно все осмотрел. Несмотря на такой пристальный контроль, недовольства или претензий ни у кого не было, - рассказывает Михаил. - Наоброт. Все руководство ОАО «Курскхлеб» высказывало благодарность, потому что мы, правда, очень быстро сделали работу - работали без выходных вообще, я уже забыл, как семья выглядит. А больше всех благодарили простые сотрудники, которые просто замерзали в неотапливаемых цехах.

котел 3c4be

Я потом еще по просьбе начальника транспортного цеха смонтировал батарею, эта работа тысяч на 5, но за нее денег я не стал просить. Мы с ребятами уже хотели поскорее закончить с объектом, потому что новогодние праздники вот-вот наступали, хотелось побыть с семьей. Работа была завершена, но рассчитываться никто не спешил. Это показалось странным, потому что раньше нам сразу же отдавали конверты с деньгами. После нескольких напоминаний начальник транспортного цеха мне, наконец, сказал, что они не могут мне заплатить 100 тысяч: "Лопатин одобрил только 80", - сказал он.

Михаил рассказывает, что у него даже мысли не возникло согласиться на эти условия.

- Мы действительно проделали сложную работу, выполнили ее быстро и профессионально, чтобы сейчас идти на грабительские условия завода, - рассказывает он. - Поэтому я сказал начальнику транспортного цеха, что за работу по установке дополнительной батареи 5 тысяч брать не стану, но 100 тысяч требую отдать.

После этого Михаилу и его сотрудникам предложили пересчитать все использованные материалы.

- Часть материалов мы покупали сами под строгую отчетность, часть - завод. Вот по заводским материалам они мне впоследствии заявили, что обнаружена большая недостача, и якобы я их украл! - возмущается Михаил. - А следовательно, их стоимость вычтут из нашей оплаты.

По словам рабочего, материалы хранились во второй котельной, к которой имели доступ все.

- Это просто смешно. Я так и заявил: если я украл ваши материалы, покажите мне хоть одно доказательство этого, хоть что-то! Покажите мне заявление в полицию, с которым вы обратились. Это просто надуманные придирки, чтобы срезать оплату мне и ребятам. В последний раз, когда я приехал к транспортному цеху, меня не пустили на территорию. На проходную вынесли акт о недостаче на 50 тысяч рублей! Я отказался его подписывать.

По словам Багликова, ему многие сочувствовали.

- И простые работяги в транспортном цехе, и люди в руководстве завода, которым было стыдно за действия Лопатина. Кто-то даже мне передал слова Лопатина, брошенные в отношении меня: «Если он жадный и не хочет уступить, то я еще жаднее». Только мы не жадные, Николай Семенович, у нас у всех семьи. Наши дети ждали Нового года и подарков, а не того, что их отцов просто кинут после хорошо сделанной работы.

11 января Багликова пригласили на встречу к Николаю Лопатину.

- Помимо самого Лопатина в зале присутствовали главный инженер и начальник стройотдела. Лопатин протянул мне акт о недостаче со словами: "С актом ознакомились?». Я снова отказался подписывать документ. При этом начальник стройотдела даже во время этой беседы подтвердила, что завод должен мне 100 тысяч.

Встреча закончилась ничем. Однако Михаил Багликов записал все происходящее на видео.

- Я понял, что меня обманывают, и неизбежно придется обращаться в полицию, поэтому снял весь разговор на телефон (видеозапись есть в полиции и передана в распоряжение редакции).

После этого Михаил Багликов написал заявление в полицию.

Из заявления в правоохранительные органы:

"Обстоятельства дают основания полагать, что руководство ОАО «Курскхлеб» не намеревалось исполнять свои обязательства по выплате мне вознаграждения за выполняемые работы и желает обогатиться за мой счет, что свидетельствует о совершении данными лицами в отношении меня мошеннических действий, в результате которых я не получил денежные средства в размере 100 000 рублей, который является для меня значительным с учетом моего финансового положения.

На основании изложенного, прошу провести проверку по изложенным в настоящем заявлении обстоятельствам и привлечь руководство ОАО «Курскхлеб» в лице Лопатина Николая Семеновича и иных виновных лиц к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ ("Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину")."

Михаил говорит о том, что ему продолжают звонить из транспортного цеха. Но не для того, чтобы расплатиться.

- Котельные сложные не только в монтаже, но и в обслуживании. У ребят постоянно возникают проблемы. Я консультирую. А что? Они-то чем виноваты, что руководство завода вот так поступает с людьми...

В этой неприятной истории, в которой теперь предстоит разбираться полиции, есть еще один момент, на который стоит обратить внимание.

На протяжении последних месяцев ОАО "Курскхлеб" лихорадит от внутренних конфликтов - часть акционеров полагает, что завод выводит значительную часть прибыли в интересах семьи Лопатиных. Семья строит торговые центры, пополняет коллекцию ретро-автомобилей (которые после строительства котельной содержатся в тепле), обзаводится недвижимостью. При этом стоимость всего этого имущества серьезно превышает официально декларируемый доход завода "Курскхлеб".

Читайте по теме: Как заработать сотни миллионов на хлебе: теневые схемы курского бизнеса

Из показаний сантехника Михаила Багликова и его напарников становится ясно, что на предприятии работают по любопытной для налоговой схеме "деньги в конверте". Какое еще количество наличных, не зафиксированных в финансовых отчетах, крутится на ОАО "Курскхлеб" и каково их происхождение? И сколько денег на монтаж котельных было списано через упомянутую Багликовым стройфирму, которая, по его словам, подчиняется напрямую Лопатину?

В 2015 году СК уже возбуждал уголовное дело № 3795 по факту совершения лицами, выполняющими управленческие функции в ОАО «Курскхлеб» преступления, предусмотренного по ч. 1 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов). Дело развалилось, а Николай Лопатин заявил, что это была попытка давления на предприятие.

Остается только гадать, какие версии руководство завода озвучит в истории с обманутыми рабочими.

Автор: Надежда Сургина