Функционирует при финансовой поддержке
Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Функционирует при финансовой поддержке
Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Быть или не быть единой системе оповещения о пропавших детях?

Документ, который за первые только сутки подписали более 8000 человек, посвящен памяти маленького липчанина Артема Кузнецова.

ctvliqWXyulhbsV 800x450 noPad e3052

Мальчика, которого искали добровольцы из Курска, Воронежа и, конечно же, родной для него Липецкой области, обнаружили погибшим об обезвоживания. 3-летний малыш почти четыре дня боролся за жизнь. К сожалению, нашли его спустя почти неделю, когда было слишком поздно. Подписчики группы поискового движения «Лиза Алерт» в соцети «ВКонтакте» признавались, что узнали о поиске уже тогда, когда шансов на их благополучный исход почти не было. И действительно, в первые день-два, когда найти ребенка было вполне реально, на месте работало не так много волонтеров. В социальных сетях Липецкой области и вовсе говорится о том, что при такой нехватке людей, именно добровольцев было большинство. «Все оперативные службы были на Дне города в Липецке, - пишут местные жители, - искать ребенка было некому. Этакий пир во время чумы».

Пора подниматься с диванов

Эта история могла бы закончиться куда лучше, будь в России налажена нормальная система оповещения по пропавшим детям. Именно за ее создание и ратуют добровольцы «Лиза Алерт». Действительно, радио на работе или за рулем слушают далеко не все. Несмотря на то, что подписчиков у группы «Лиза Алерт» только в Курской области больше 14 тысяч человек, не все они мониторят новости сообщества в обеденный перерыв. В лучшем случае, как показывали опросы прошлых лет, наши граждане посвящают отдых на работе чтению развлекательной информации в Интернете, просмотру и «лайканью» фотографий своих виртуальных друзей. В результате о том, что ведутся поиски ребенка, многие узнали лишь на четвертые сутки (наиболее популярный ответ в комментариях под новостями об Артеме, - прим. ред.). Уже утром 20 июля поисковики «Лиза Алерт», которых кое-кто из представителей «диванной гвардии» поспешил обвинить в нерасторопности, поделились своим видением ситуации.

Выпускник КГУ Андрей Лямцев на своей странице в социальной сети «Вконтакте» написал:

«Еще один поиск ребенка закончился тем, что мы получили «ангела». Не хочу писать погиб, иначе будет очень больно.
Меня вчера спросили: Что вы чувствуете, когда понимаете, что опоздали?
-Я лично - горе, горе и злость на тех, кто не помог. 
И еще раз горе. Мы стараемся не думать о погибшем, чтобы мозг не взорвался, делай все чтобы спасти, а потом не думай, чтобы не свихнуться.
Самое обидное, что последний ребенок был из разряда, кого можно было взять. Не хватило времени и сил. Мы опоздали совсем на чуть-чуть. Не хватило сил. Людей, на прочес местности. Поля подсолнуха в рост человека и густые лесопосадки. Было мало людей, а прочесывать надо много и тщательно, поэтому не успели. Не хватило поисковиков закрыть сразу и большую территорию. (…) Всем хочется чтобы как только пропадет их родственник, сразу появились тысячи поисковиков, волонтеров, которые примчатся на помощь, спасут, найдут. А чего же тогда вы не ходите искать чужих людей? Чужое горе не колет? Вы не знаете, что пропадают люди? Да ладно. СМИ постоянно печатают слезные отчеты о погибших, зарабатывая себе рейтинги. А всем просто удобно сидеть в кресле и делать вид что ничего не происходит. Это в деревнях поднимается половина села и выходит помогать, а в городе кучка добровольцев, пара родственников и друзья семьи, да и то, не все.
А шанс спасти человека тает с каждым часом.
Чтобы спасти ребенка нужны триста-четыреста добровольцев в первые сутки, восемьсот-тысяча во вторые. Реально же, после усиления полицией и МЧС, ищут в два, а то и три раза меньше. Поэтому находим, но иногда, как сейчас, с опозданием в два, а то и три дня. То есть если ввести математику, триста человек ищут шесть дней - результат погиб, шестьсот ищут - три дня - есть шанс, что живой, тысяча - один день, 99 процентов – найден - жив. Но какая в .... математика, когда на кону стоит жизнь человека. (…) Расскажите про отряд всем своим друзьям, знакомым, всем, кому только можно, найдите пять-десять мужиков, которые будут готовы ночь, сутки, или неделю, как позволит работа, искать пропавших детей и стариков. И сдайте их номера нашим инфоргам в отряде. Они способны зазвонить администрацию президента, а в случае тревоги –«затюлюлюкают» всех, мертвого поднимут из могилы. 
Мужики, хватит держаться за «бабские юбки». Пусть ты хоть лысый, хоть пузатый. В лесу, в камуфляже, ты будешь спецназовцем, спасающим человека. А когда вернешься из поиска выполнив долг «настоящего человека», сможешь лишний раз на бабу рыкнуть, потому что даже самая глупая женщина поймет, что ты не «тряпка», а мужик.
Женщины, хватит разводить это нытье в комментариях про бедного мальчика и «как представлю так плачу». Думаю, ему особо не нужна даже молитва, смерть мученика и отсутствие грехов у ребенка все окупают. Там на небе, не дураки. Он уже ангелочек, сидит на облаке с другими погибшими детьми и смотрит, что здесь делают, чтобы спасти следующего, пропавшего малыша. А пока только идет «нытье». Которое никак не поможет следующему ребенку, заблудившемуся в лесу.
Половина аватарок соболезнующих женщин, всегда рядом с каким-нибудь мужиком-братом, мужем, женихом. Особенно кто с женихами, соберите его разок и отправьте в лес, доказать свою состоятельность. Можно ли ему детей иметь, сможет ли он потом защитить свою семью?».

Lyamcev a46e2

За основу - зарубежный опыт

Этих слов достаточно, чтобы уже ничего кроме не добавлять. Однако создатель петиции, воронежец Евгений Егорушкин, обратил внимание и на другие сложности, возникающие при розыске людей.

В петиции, к примеру, говорится о том, что резонанс в СМИ появляется, как правило, на третий день поисков. До этого им занимаются лишь волонтеры и специальные службы. Потом уже начинается приток добровольцев. Если начинается…

Не так давно, в мае этого года, в Курской области также велись поиски ребенка. 7-летнему Вите Мелехову повезло куда больше, чем 3-летнем Артему Кузнецову. Рядом с ним была собака, которая согревала его своим теплом. Он нашел, что поесть, попить. Да, это была трава и вода из луж, но он был старше и сумел дождаться помощи. Однако уже тогда, по окончании поисков мальчика, появилась информация о том, что волонтерам о его исчезновении сообщили далеко не в первые часы после исчезновения ребенка. И это при том, что не раз говорилось, насколько важны именно эти минуты, эти 24 первых часа. Что это? Неверие в поисковиков и их силы? Статистика говорит о том, что они показывают неплохие результаты. Или все же не видение глобального: чужих детей не бывает, чужой боли – тоже? Тогда не стоит удивляться тому, что статьи про Артема и других малышей, которых не успели найти, встречают такие негативные отклики от тех, кто пальцем о палец не ударил ради розыска ребенка. От тех, кто только сидел и страдал за монитором своего ноутбука. Мы заняты поиском национальной идеи? Духовных скреп? Может, пора отвести эту роль помощи тем, кто попал в беду?

melechov ec8e7

Вите Мелехову повезло - его успели найти

Заканчивается петиция следующими словами:

«Наши требования - требования народа, который голосовал за людей, находящихся сегодня у власти:

Мы требуем, чтобы было организовано полноценное привлечение гос.органов к экстренным поисковым операциям, а не только плановое нахождение минимального количества (согласно предписанию) сотрудников в установленное рабочее время с привлечением спец.техники.

Мы требуем, чтобы поисковые работы пропавших детей велись всеми доступными средствами. Техника, в особенности вертолеты, должны предоставляться также из других районов / регионов, а не только силами того субъекта, в котором проводятся поиски.

Мы требуем, чтобы СМИ обязательно информировали о пропаже ребёнка в режиме реального времени, как только принято заявление о пропаже (размещение новостей о пропаже в интернете, на телевидении и радио), а не освещали события после того, как волонтеры нашли уже мертвого ребенка!

Мы требуем создать единую систему оповещения "AMBER Alert", взяв на вооружение опыт США.

Мы требуем, чтобы МЧС либо Полиция при получении информации о пропаже детей передавала ее населению,  путем отправки сообщений через операторов сотовой связи.

Мы требуем, чтобы государство при проведении поисковых работ взаимодействовало с волонтерскими организациями».

Документ уже растиражировали популярные сообщества в социальных сетях, появился он и на «родительских» форумах в Интернете, а подписи под ним ставят не только жители регионов, участвовавших в поисках Артема. Значит, действительно требования, изложенные в документе, - это требования большей части общества? Значит, необходимость назрела?

Работодатель поможет?

Чтобы переломить ситуацию с розыском несовершеннолетних, мало запускать в Сеть ролики о том, насколько легко увести малыша с детской площадки практически на глазах у родителей. Не хватит и подписей под петициями, даже если их наберется несколько десятков или сотен тысяч. Работа должна быть начата на разных уровнях. «Попробую взять отгул на работе», «У меня отпуск, я в команде», - это обычные ответы на сообщения о розыске пропавших. Свободно сорваться с места могут разве что студенты и школьники. Но для последних участие в розыске ограничивается рамками города и, как правило, расклеиванием листовок. Это большой труд, нелегкий. Именно такое наглядное информирование при помощи «объявлений» на столбах не раз помогало отыскать пропавших. Но в «лесу», при выезде в «поля» нужна помощь именно взрослых и желательно обученных людей. Пусть спецкурс они прошли на базе самого отряда, но без знаний - никуда. К сожалению, эта часть населения не всегда может уйти с работы, не рискуя при этом заработать «прогул».

Работодателей понять можно: гарантии, что сотрудник отправится именно в район, чтобы искать кого-то не так много. А за него писать отчеты тем временем никто не будет. Тем не менее, там, где еще сохранились добровольные дружины, их члены ведь могут рассчитывать на отгул после дежурства. И доноры крови тоже имеют право на два гарантированных законом дня отдыха. Почему же подобные привилегии не распространяются на волонтеров-поисковиков? Часть работодателей идет им навстречу, часть – нет. Может, при приеме на работу или «летучках» следует поднять и этот вопрос? Вдруг добровольцы есть, просто они не афишируют свое существование, предпочитая творить добро в отпуске?

В поле или лес несовершеннолетних поисковиков не пустят, даже если они будут очень просить об этом

Ждать ли от Курской области «пилотного проекта»?

Петиция, под которой сегодня активно ставят подписи россияне, будет направлена Президенту Владимиру Путину, министру МЧС РФ Владимиру Пучкову и уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка Анне Кузнецовой. Однако, как показывает практика, до того, как документ будет рассмотрен и на основе него напишут те или иные поправки к закону, могут пройти месяцы. Поэтому мы задались вопросом: реально ли до того, как появится федеральная инициатива запустить пилотный проект подобного рода системы оповещения в нашем регионе?

К сожалению, поговорить об этом с уполномоченным по правам ребенка при губернаторе Курской области Александрой Колегаевой нам не удалось. Сегодня Александра Орестовна инспектирует детские оздоровительные лагеря вместе со своим заместителем. Поэтому вопрос мы переадресовали в региональное управление МЧС.

В пресс-службе ведомства нам пояснили, что технически обеспечить информирование населения возможно. Более того, в МЧС по Курской области готовы заняться этой работой. Чтобы информирование велось, необходимо подать заявку в Центр управления в кризисных ситуациях. Однако некоторые сложности все же существуют. «7 июня был принят ряд поправок в закон № 126 ФЗ «О связи». Согласно ряду пунктов операторов сотовой связи обязали сотрудничать с МЧС в случае рассылки SMS-сообщений. Но отдельно оговорено, что в тех случаях, когда речь идет о чрезвычайных ситуациях. Попадает ли исчезновение детей под определение, данное законом и пойдут ли нам навстречу операторы связи – нужно разбираться», - пояснили в пресс-службе.

Заявку всегда можно подать через ЦУКС. Фото ГУ МЧС по Курской области

Мы решили ознакомиться с данным законом. Действительно, статья № 66 «Приоритетное использование сетей связи и средств связи» гласит: «При угрозе возникновения или при возникновении чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, определенных законодательством Российской Федерации, уполномоченные государственные органы в порядке, определенном Правительством Российской Федерации, имеют право на приоритетное использование любых сетей связи и средств связи, а также приостановление или ограничение использования этих сетей связи и средств связи.

2. Операторы связи должны предоставлять абсолютный приоритет всем сообщениям, касающимся безопасности человека на воде, на земле, в воздухе, космическом пространстве, а также сообщениям о крупных авариях, катастрофах, об эпидемиях, эпизоотиях и о стихийных бедствиях, связанным с проведением неотложных мероприятий в области государственного управления, обороны страны, безопасности государства и обеспечения правопорядка.

3. Операторы связи в порядке, определенном Правительством Российской Федерации, обязаны обеспечивать передачу пользователям услугами связи (на пользовательское оборудование (оконечное оборудование), а в случае оказания услуг связи для целей эфирного наземного телевизионного вещания и (или) радиовещания - передачу в эфир сигналов оповещения и (или) экстренной информации об опасностях, возникающих при угрозе возникновения или возникновении чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также при ведении военных действий или вследствие этих действий, о правилах поведения населения и необходимости проведения мероприятий по защите.

4. Расходы операторов связи, понесенные в связи с выполнением требований пункта 3 настоящей статьи, возмещению не подлежат».

Действительно, законом сотрудничество МЧС и правоохранительных органов в деле розыска пропавших людей не запрещено, но и не является строго обязательным. Тем не менее, случаи, когда оператор готов пойти на дополнительные расходы все же есть.

Тот же «ВымпелКом» не первый год сотрудничает с поисковым отрядом «Лиза Алерт». При розыске Артема Кузнецова они предоставили передвижную вышку для обеспечения надежного сигнала связи на месте базирования штаба. Значительная часть запросов о розыске пропавших проходит через рассылку SMS-уведомлений абонентам. Да и единый многоканальный номер для связи с активистами поискового движения также немалое подспорье в работе. Но это – личная инициатива оператора.

Sekunda.media разослала запросы и другим регоператорам сотовой связи с вопросом: готовы ли они предоставить подобную услугу, не дожидаясь законодательной инициативы. Ответ нам обещали предоставить в кратчайшие сроки

 … Пока что поиск пропавших в нашей стране остается в значительной мере личной инициативой граждан. За это не платят зарплату, ради этого не всегда отпускают с работы. Но именно от нас зависит: насколько безопасно будет жить в этом регионе  нашим детям, какой пример отношения к чужим проблемам и чужому страданию они увидят. Едва вернувшись с розысков Артема Кузнецова, курские волонтеры вновь отправились в путь. И снова – в том же направлении. В Воронежской области Юрия Тюрина, пропавшего вечером 19 июля. Житель Грибановского района до сих пор не найден. В руках каждого из нас сделать так, чтобы подростка, которому нужна медицинская помощь, не постигла судьба 3-летнего липчанина. 

Читайте также: