Статьи

Адвокат обжалует приговор осужденному за убийство Юлии Андреевой

Защитник просит областной суд оправдать 32-летнего Александра К, приговоренного к 11 годам колонии строгого режима.

Напомним, 31 января Железногорский городской суд вынес приговор в отношении жителя Железногорского района Александра К. Его признали виновным в убийстве 25-летней Юлии Андреевой. Девушка пропала 14 сентября 2016 года в Железногорске, 22 сентября ее обожженное тело нашли в Дмитриевском районе. Осужденный вину в убийстве не признал.

Председатель горсуда Елена Кононова, рассматривавшая уголовное дело почти три месяца, согласилась с версией следствия о том, что Александр задушил Юлю во время их ссоры, предварительно нанеся ей травмы на голове, лице и спине. Суд признал Александра виновным по ч.1 ст.105 Уголовного кодекса («Убийство») и назначил наказание — 11 лет колонии строгого режима. Кроме того, Александр должен возместить бабушке и дедушке причиненный моральный вред — по 750 тысяч рублей, а также частично компенсировать расходы на похороны Юлии и расследование уголовного дела. Осужденный и его защитник, адвокат Сергей Мазуров, сразу после оглашения заявили, что будут обжаловать приговор.

И вот апелляционная жалоба поступила в Железногорский городской суд. Сергей Мазуров просит приговор по делу отменить и оправдать своего подзащитного. Он приводит ряд доводов.

«...Следственными органами установлены характеризующие признаки предмета, которым якобы производилось закрытие отверстий рта и носа по потерпевшей- «тупой твердый предмет», что и указано в обвинительном заключении, а суд по собственному усмотрению исключил характеризующий признак предмета – твердый. Исключив из описания предмета, указанного в обвинительном заключении как орудие преступления - «тупой твердый предмет», его существенного признака – «твердый», суд значительно расширил перечень возможных неустановленных ни следствием, ни судом предметов, которыми якобы производилось сдавливание области рта и носа потерпевшей, включив в этот перечень и тупые «мягкие» предметы. Этим суд существенно нарушил основополагающее право обвиняемого и подсудимого знать в чем он обвиняется (ч. 4 ст. 47 УПК РФ)….Изменив обвинение по такому существенному обстоятельству, как способ совершения преступления, суд фактически признал предъявленное органами следствия К. обвинение необоснованным и сам уже на стадии постановления приговора сформулировал новое обвинение по этим обстоятельствам. Таким образом суд фактически принял участие в осуществлении предварительного расследования, а значит, и в деятельности по уголовному преследованию, что несовместимо с ролью суда, как она определена в частях 2 и 3 ст.15 УПК РФ...».

Также, по мнению адвоката, в нарушение требований закона в обвинительном заключении и в предъявленном обвинении не указаны мотив и обстоятельства, которые имеют значение для данного уголовного дела. Согласно ст. 73, 171, 220, 299 Уголовно-процессуального кодекса, эти обстоятельства подлежат доказыванию, а сторона защиты вправе их оспаривать. По мнению защиты, следствием так и не представлено доказательств ссоры между Александром и Юлей — времени, места, мотива — в ходе которой было совершено убийство.

«...На стадии постановления приговора, суд сам сформулировал обвинение относительно времени и предположительной причине конфликта между К. и Андреевой, который, как указано в приговоре, явился мотивом убийства последней…. Суд фактически признал причиной конфликта (ссоры) и мотивом преступления отказ Андреевой вступить в интимную близость с К. Между тем, никакого указания на такой мотив обвинительное заключение не содержит, а, как было указано выше, формулирование обвинения – это исключительная прерогатива органов предварительного следствия...».

Также адвокат Сергей Мазуров отмечает, что суд отошел от обязательного принципа презумпции невиновности подсудимого:

«...Указывая в приговоре, что «утверждение К. о том, что в его автомобиле они с Андреевой Ю.А. еще около часа по обоюдному согласию занимались сексом - это лишь голословная версия защиты», суд… возлагает на сторону защиты бремя доказывания своих утверждений, и освобождает сторону обвинения от обязанности их опровержения… При неукоснительном следовании принципу презумпции невиновности, если в деле нет доказательств какого-либо факта, о котором утверждает подсудимый, это не подтверждает, что такого факта не существовало, поскольку обязанность опровержения наличия такого факта законом возложена на сторону обвинения».

Напомним, суд категорически отверг версию, что Юлия Андреева в доме К. могла умереть сама — задохнулась, уткнувшись лицом в подушку. Суд посчитал версию надуманной, отметил, что сохранение рефлекса дыхания во сне является общеизвестным фактом, не требующим доказывания.

«...УПК РФ не содержат критериев, по которым факты признаются очевидными, и не требующими доказывания или опровержения следственным (экспертным) путем…. Безусловно очевидно, что человеческий организм даже во сне не теряет способности дышать. Вместе с тем, стороне защиты неизвестно, что человек ни при каких обстоятельствах не может задохнуться во сне уткнувшись лицом в подушку, тем более находясь в состоянии алкогольного опьянения, при котором происходит угнетение рефлексов. В приговоре не указано, из каких источников суд почерпнул информацию об этом».

Кроме того, адвокат считает недопустимым доказательством вины Александра К. заключение повторной судмедэкспертизы, на котором базируется обвинительный приговор. Во-первых, по мнению адвоката, само назначение следователем повторной экспертизы незаконно: перед экспертами были поставлены те же вопросы, что и перед экспертами, которые уже дали заключение.

Во-вторых, эксперты, проводившие повторную экспертизу, по мнению адвоката, не выполнили требования федерального закона о судебно-экспертной деятельности.

«...В заключении эксперты по всем телесным повреждениям указали на наличие немногочисленных лейкоцитов в толще кровоизлияний. При этом конкретное количество обнаруженных лейкоцитов не указали. Участники судебного процесса, не обладая специальными познаниями в области гистологии, по приложенным к заключению фотоматериалам не могут самостоятельно определить зафиксированное на них конкретное количество лейкоцитов в каждом из повреждений. А это имеет существенное значение для определения давности повреждений...».

Адвокат просит отменить приговор, вынесенный Александру К. и оправдать его. В конце жалобы Сергей Мазуров отметил, что после ознакомления с протоколом судебного заседания защитой «дополнительно будут представлены и другие доводы, а также приведены другие основания незаконности и необоснованности обжалуемого приговора».

Сергей Прокопенко (Железногорск), специально для ИА «Секунда».