Статьи

Курская ярмарка: Коренная или Коренская?

В сентябре 2001 года была возрождена традиция ежегодной Коренской ярмарки.

Двадцатилетие возрожденной Коренской ярмарки этим летом отметили на три месяца раньше срока. Дело в том, что первая после почти векового забвения Коренская ярмарка прошла в третьей декаде сентября (с 19-го по 24-е), когда тоже совершается крестный ход и икона «Знамение» возвращается в Курск в Знаменский монастырь. И светские власти и церковные торопились тогда приступить к возрождению. После сентября 2001 года ярмарка вернулась к традиционному «расписанию».

Идея витала в воздухе

Если сейчас попробовать определить, кто был инициатором возрождения ярмарки, то точно определить не удастся. Идея витала в воздухе. О ней говорили в администрации области еще при Александре Руцком, на этом настаивал Сергей Локтионов, бывший одно время заместителем генерал-губернатора.

Но воплотить задумку в жизнь пришлось уже другому Александру – губернатору Михайлову. Впрочем, нельзя забывать и о владыке Ювеналии, и о художнике Вячеславе Клыкове. Они тоже ратовали за возрождение ярмарки. Ну, а крайним, то есть ответственным за все оказался в тот первый раз заместитель губернатора Николай Овчаров – он стал руководителем оргкомитета.

За прошедшие двадцать лет среди курских историков и краеведов не раз возникали споры о названии ярмарки: почему икона и монастырь – Коренные, а ярмарка – Коренская? Это, мол, неправильно. Но все остается по-прежнему и официальное название мероприятия – Коренская ярмарка.

В юбилейный год тема снова всплыла. Курский областной краеведческий музей издал книгу «Ехал на ярмарку ухарь-купец. Коренная ярмарка в свидетельствах современников». Именно так – Коренная. О выходе этого издания в свет «Секунда» уже сообщала читателям.

Заместитель директора музея по научной работе Игорь Плаксин снова был вынужден в интервью журналистам «Секунды» повторить слова, которые он периодически произносил последние двадцать лет:

- Правильно говорить Коренная ярмарка, именно так она значится в воспоминаниях. Но людям свойственно говорить так, как им кажется правильным. Так и с ярмаркой, были Коренские дворы, кто-то назвал так ярмарку, и пошло. А в 2001 году, когда после долгого перерыва решили возродить ярмарку, не посоветовались со специалистами. И теперь, к сожалению, вот это фонетическое произношение вытеснило старое название. Я уже слышал, что и икону называют не Коренная, а Коренская, это неправильно…

Нет, икону так называть не будут. Потому как на этой разнице все и завязано… Но не будем спешить, а обратимся к самой книге, к тем свидетельствам современников, которые там собраны.

Кому вершки, кому корешки

Большое скопление народа всегда привлекает торговцев. А крестные ходы в Курской губернии были всегда мероприятиями массовыми. Так что, рано или поздно, но торговля тут должна была появиться.

Историк и богослов Лев Кавелин (иеромонах Леонид), в историческом описании Коренной пустыни (оно имеется в указанной книге) сообщает, что поначалу ярмарка находилась в ведении обители, как «заведенная на земле, принадлежащей монастырю».

Интерес обители понятен – пустынь должна строиться. Но и государство своего не упустило и со временем все прибрало к рукам. А Церковь у нас государственной власти давным-давно не сопротивляется.

Любопытно, что активность государства в этом деле подстегнула челобитная «курчанина посацкого человека» Афанасия Одинцова, поданная царю Петру I в 1708 году. Попросту говоря, это был донос. (Данная бумага, между прочим, является первым письменным упоминанием о нашей ярмарке).

«В пустыни в 20-ти верстах от Курска бывает богомолье и мирской съезд повсягодни во время Петрова поста и курские таможенные и кабацкие бурмистры ездят в те времена в тое пустыню для продажи вина и меду и сбора пошлинных денег, а того же богомолья и съезду и сбору государевой денежной казны бывает по три дни; а сколько в той пустыни таможенных пошлин и прибылей в сборе бывает и того сборщики именно в книгах не пишут, знатно сборною государевою денежною казною корыстуются они бурмистры себе».

И далее Одинцов просит, чтобы эти сборы отдали ему на откуп. С тех пор, как пишет Лев Кавелин, таможенные пошлины и питейные сборы пошли в казну, Коренной пустыне только поземельные сборы и деньги за сдачу внаем жилья и складов.

Ярмарка все спишет

В «Памятной книжке Курской губернии на 1860 год» (автор неизвестен) указывается:

«Коренная ярмарка доставляет, как здешней, так и соседственным губерниям, следующие выгоды. Жители всех сословий покупают товары по ценам дешевым, а свои произведения сбывают выгодно. Мануфактуристы и оптовые торговцы производят свои торговые обороты. Мелочные торговцы, закупивши на небольших ярмарках кушаки, воск, мед, сало, шерсть, пеньку и т. п., продают их более значительным торговцам. Поселяне окрестных мест получают выгоды от извоза, продажи съестных припасов и содержания постоялых дворов».

Купить на ярмарке можно было практически все: начиная от осетровой икры и подков, и заканчивая курским соловьем в клетке или воловьими рогами. Но в книге и огромное количество «показаний» негативного характера.

Там, где царствует принцип «купи-продай», там благочестия ждать не приходится. Даже самый популярный трактир и тот носил название «Капернаум» (город, где Христос совершил много чудес).

Вот, к примеру, свидетельство Ивана Аксакова, поэта, славянофила:

«Коренная – ярмарка горячая, как выражаются купцы. Это значит, что вся она разыгрывается в одну неделю. На ярмарке русский человек считает себя как бы вне закона и гуляет напропалую, оправдывая все словом: ярмарка!

Всю ночь напролет крики и песни пьяных, писки, визги, грубейшие шутки и грубейший разврат со всем цинизмом, до которого русский человек охотник. Выйдешь на улицу и спешишь домой. Беспрестанно натыкаешься на безобразных пьяниц и мужского и женского пола, непрерывно раздаются в ушах ваших русские ругательства, как будто других слов не существует для русского человека в праздник.

Надобно знать, что ведь это он все чествует Богородичный праздник и на толки о переводе ярмарки в Курск отвечает, что Владычица этого не потерпит. А на улицу и ходить было страшно. Там происходил совершенный Содом! Развратнее ярмарки я не видал».

А теперь свидетельство экономиста Владимира Безобразова:

«Решившись прожить на Коренной ярмарке 12 дней, необходимо отрешиться от самых элементарных привычек опрятности, должно решиться прожить 12 дней жизнью настоящего кочевника.

Найти здесь самую необходимую мебель, например, умывальник, не говоря уже о кровати, заменяемой сеном, найти прачку для белья, и не быть с ног до головы в соре и грязи, во всех углах вас преследующих, получить комнату, в которую не проникал бы дождь – все это здесь исключительная роскошь, доступная разве только для местных сановников».

Слово Ивану Бесядовскому, госслужащему. Из Трудов Курского статистического комитета, 1866 год:

«Накануне открытия ярмарки и за несколько дней до переноса иконы дорога от Курска до Коренной пустыни представляет вереницы тянущихся обозов и бесконечный ряд кабаков, устроенных в постоялых и частных домах в прилегающих слободах и деревнях и даже в открытом поле.

Эти последние придорожные кабаки устроены на скорую руку даже из ветвей, покрытых листьями. Замечательно, с какой торопливостью многие бросились на эту новую отрасль торговли. Устройство кабаков вне населенных местностей явление такое странное, что невольно подумаешь – чего хотят строители их?

Неужели они думают, что курский простолюдин не может уже ступить без водки, и напившись в Каменевой не может дойти благополучно до Малаховой, не подкрепившись в промежуточном шалаше?

Одна увеселительная статья не утратила своей силы и на нынешней ярмарке блестела в полном разгаре: это публичные дома или, как их здесь называют, «кофейни». Таинственный промысел обитателей этих мест не имеет для себя в существующей таксе определенного названия, а потому они подведены под категорию штукмейстеров, эквилибристов, волтижеров и содержателей зверинцев и наравне с ними обложены за право промысла. Всех публичных домов на ярмарке было 12…»

Решение владыки Ювеналия

А теперь можно вернуться к теме названия ярмарки. Знал ли курский владыка Ювеналий о прежних ярмарочных безобразиях или нет – неизвестно. Сейчас-то все совсем (или почти совсем) не так. Пробовали было на подворьях районов ставить самогонные аппараты, чтобы первачок потреблять горячим, но потом эту «инновацию» зарубили в корне.

Однако можно быть уверенными, что архипастырь четко понимал: ярмарка и монастырь с великой иконой – это вещи несовместные. Отказаться от ярмарки было невозможно. Власть не поймет. Да и монастырю, как тогда представлялось (и как думали наши предки), это пойдет на пользу – снова ведь строить надо.

Вот и решил владыка найти компромисс, но все же отделить сакральное от профанного, церковное от светского. Именно архиепископ Ювеналий предложил назвать ярмарку Коренской. Икона Коренная, ярмарка – Коренская… И точка.

Никто тогда не стал с архипастырем спорить, тем более советоваться со специалистами-историками. Разумеется, и протокола той встречи владыки с представителями власти не велось. Было не до того. Стояли более конкретные задачи. И их удалось решить.

Двадцать лет ярмарка радует курян и наших гостей. Чиновники называют количество подписанных договоров, бизнесмены же говорят, что на ярмарке занимаются пополнением коллекции визиток.

Но как место и время отдыха и развлечений Коренская ярмарка нашла и в наше время немало своих поклонников. Хотя все проходит и не в таком «горячем» режиме, как лет сто пятьдесят назад…

Юрий МОРГУНОВ