Курск 2032

Батон с изюмом: заметки о любимом городе – том и этом Курске

У каждого из нас свой Курск. Сколько людей в нем живет, столько и разных городов существует одновременно.

моргунов 87b73Юрий Моргунов, журналист:

Губернатор Роман Старовойт сказал недавно, что у Курска вырвано сердце, имея в виду его центр, необихоженный и необустроенный. Да, центр с эстетической точки зрения не очень. Но сердцем Курска является Знаменский монастырь с его чудотворной иконой, сердце Курска – это также и крестный ход.

Странная ситуация: губернская власть наконец-то разрешает массовые мероприятия, зато Курская митрополия объявляет о том, что ежегодного крестного хода не будет, а кто сам пойдет, тот пусть сам за себя и отвечает – транспорт сдерживать не планируется.

Оно понятно, что не сама митрополия приняла такое решение, хотя губернатор и открестился от причастности, и все же, все же, все же…

У каждого из нас свой Курск. Сколько людей в нем живет, столько и разных городов существует одновременно. У меня лично Курск ассоциируется с батоном. И не с простым, а батоном с изюмом. Поясню.

В детстве в конце августа мы с мамой обязательно каждый год приезжали из своей деревни в Курск за покупками для школы. Школьная форма, тетрадки, обложки, карандаши-краски и прочий нехитрый детский скарб советского времени.

И обязательно покупалась какая-нибудь книжка, и ситро, и батоны с изюмом. До сих пор помню это ощущение детского счастья – читать новую интересную книжку, при этом есть батон, запивая его дивным напитком.

Разумеется, прежде чем съесть кусок, я тщательно выковыривал из него изюминки. Лакомство… Так и Курск стал для меня таким городом, где при желании всегда можно найти изюм.

Когда вырос, стал ездить на каникулы к родственникам на Волокно. Там любимое дело – кино в «Родине» (ах, Гойко Митич, кумир советских мальчишек), а за самим кинотеатром был еще тир, а неподалеку и книжный магазин.

В студенческие годы такой изюминкой стал букинистический магазин на улице Дзержинского, на полугоре, прямо напротив памятника борцам за Советскую власть. Символично, что в 90-е именно на этом месте появилась пивнушка…

С любопытством ходили посмотреть католический храм на улице Марата. Он был закрыт, а поэтому и более таинственен. Помню и восхищение от резного деревянного иконостаса на втором этаже Сергиево-Казанского храма.

А в Знаменском соборе мы смотрели кино. Два зала, буфет, на месте алтаря наяривал джаз… Нас это тогда не смущало.

Жили в общежитии на улице Гоголя и до седьмого пота играли в футбол в «сетке» на соседней Сторожевой улице. А на более ответственные матчи, например, межфакультетские, ходили пешочком по Запольной на стадион политеха, теперь ЮЗГУ. Никакого Северо-Запада еще не было и в помине.

А прогулки с девушками! В районе слободы Казацкой до сих пор прямо на улицах растут вишни, да какие!..

графф ca073

У сегодняшнего молодого поколения свои изюминки в Курске. Кто-то любит Боевку, кто-то лезет на европейскую крышу, кто-то отыскивает романтические пригорки с качелями… Кто-то в восторге от граффити.

Между прочим, и букинисты живы – развал на Центральном рынке, магазинчик в Доме быта в районе площади Перекальского.

А если вернуться к романтическим местечкам, то я бы на месте нынешних активистов реализовал, как принято сейчас говорить, проект «Лесенки Курска». Наш город холмист и этих лесенок – разного вида, разного состояния – великое множество.

На них так здорово фотографироваться, причем в любое время года. Будь я помоложе, обязательно сделал бы и карту – где расположены эти чудо-места.

Но здесь я вступаю на опасную, хотя и модную ныне стезю – как нам обустроить Курск. Что сносить, что строить, каким цветом красить…

Хотя, почему бы и нет? У каждого из нас, как я уже говорил, есть свой Курск – прошлый и настоящий. Но ведь есть и будущий.

Я бы не стал, например, строить картинную галерею в центре. Вынес бы ее на окраинные просторы Северо-Запада. А идеальное место для театра кукол – это поселок Северный. В районе, где в школах по полтора десятка первых классов, у театра каждый день был бы аншлаг.

Вряд ли стоит все стягивать в центр. Даже при всей любви к Курску. Пусть город растет.

Вот, например, говорят, что владыка Ювеналий просил похоронить его в основанном им женском монастыре, но что-то там не сошлось и вроде бы по воле именно городской власти старца захоронили на территории Знаменского собора. У самой ограды. И троллейбусы разворачиваются чуть ли не на могиле. Под колесами любви…

Кстати, о колесах. Запретить бы въезд частных авто в центр города и все дела. От Московской площади до площади Дзержинского. Сердцу города стало бы сразу легче. Но разве решатся? Где он, наш Ли Куан Ю?

Но вернемся к маниловщине. На полугоре в центре (там, где клен шумит) устроил бы террасный парк. Соседство с монастырем краеведческого музея более-менее уместно, а более бы никаких заведений здесь не надо бы.

Краевед и курский ученый Юрий Озеров уже выражал беспокойство о будущем монашествующих. Думаю, эта тема еще не раз будет подниматься, хотя ей уже тысячи полторы лет – когда в Византии монахов из пустынь госвласть позвала в города.

Будь моя воля, я бы оставил в городе и советские пространства. Вот, взять, к примеру, ту же пресловутую Театральную площадь. Далеко не глупые люди все это делали.

Очень оригинальное здание, фасад которого сейчас зачем-то закрывают афишами. Ника на крыше (не она ли и мстит). Театр доминирует. На него смотришь издалека. Ступени, колонны. Чуть в стороне фонтан. Простой и сдержанный по форме, не отвлекающий внимания.

Все это надо было бы оставить. Таким видели город куряне в прошлом веке. Это классический образец советского градостроительного искусства начала 80-х.

Но потом экс-губернатор Руцкой решил поставить памятник Пушкину. Мышление прямое, генеральское – на площади у театра им. Пушкина должен быть памятник Пушкину.

Но памятник удался. Хотя тоже интересное сочетание – почти на одной нисходящей линии – Ника с факелом, Пушкин и Катя Зеленко (почти у самой земли, хотя именно она летала в небесах).

Потом появился торговый центр Пушкинский, прекрасный в своем архитектурном безобразии, но для того, что насладиться им, тоже нужно пространство, а его нет.

Как раз Пушкинский-то и «задавил» здание театра полностью. Ну, а далее все пришло к тому, что мы видим сейчас. Прибрежная полоса развлечений торгово-развлекательного центра только продлилась…

В городе знаю еще пару таких советских мест – у Дворца молодежи в районе Парковой и у кинотеатра «Родина» на Волокно. Я бы их оставил, только обновил. Живое свидетельство. Изюминки…

Не оставят. Говорю это без озлобления. Время такое. Где-то прочитал, что великий немец Хайдеггер, когда увидел фото Земли, сделанное со спутника, сказал, что мир уже никогда не будет прежним. И мы не будем прежними, потому что это только кажется, что мы меняем мир с помощью технологий, на самом деле технологии меняют нас.

Но даже если решено сделать центр Курска более современным, чтобы бился тут пульс в ритм со временем, это не запрещает нам вспоминать и мечтать и любить Курск, который все чаще почему-то называют – этот Курск. Но есть еще и тот Курск – прошлый и будущий…