Курск 2032

Губернатор назвал курских думцев молчаливыми и ленивыми

4 октября 1913 года Курский губернатор Муратов докладывал наверх, что в губернии «царит полное политическое спокойствие и в высшей степени благожелательное отношение к власти вообще...».

Местная борьба, сведение счетов со своими противниками происходит своим судом без приглашения власти, которая сама всемерно избегает вмешиваться не в свое дело, памятуя, что сегодняшние враги могут завтра помириться без ведома примирителя, который всегда окажется в незавидном положении.

Совершенным особняком, отмечал губернатор, стоят города. Большинство из них с очень малокультурными думами и серыми управами и довольно патриархальными городскими головами и старостами делают свое дело тихо и скрытно, не вмешиваясь в политику.

Исключением из этого почти общего правила являются города Курск и Белгород. Курская дума, особенно если судить по последним выборам, делился губернатор своими наблюдениями, переполнена интеллигенцией и примыкающим к ней купечеством новой формации, т.е. теми сынками, которые благодаря оставленным их отцами капиталами могут баловаться политикой.

«Считать Курскую думу агрессивной или даже способной к выходкам я не могу... И я думаю, что если курские думцы оппозиционеры и прогрессисты, то, во-первых, молчаливые, а во-вторых, ленивые».

По мнению губернатора, думцы, конечно не друзья власти, а являются типичными представителями безвременья и безлюдья, ничего основательно не знают и не способны ничего делать, поступают по указке и по лозунгам книг и газет, очень податливы на критику, брюзжанье и фырканье, не способны ответить на вопрос, чего же они, в конце концов, хотят.

Анатолий Стрелков, политолог, кандидат исторических наук.