Курск 2032

118 лет назад за язвительные насмешки о Серафиме Саровском крестьянин Курской губернии угодил под стражу

12 января 1904 года крестьянин деревни Кромские Черемошки Льговского уезда Никита Григорьевич Шерекин, старообрядец в присутствии нескольких лиц произнес, находясь на ветряной мельнице Рогова, кощунственные по отношению к православной вере слова: "Вы православные Серафима открыли силком и признаете его святым, и мы не докажем, что он кого исцелял ... и вот митрополит Петербургский его не признает святым, т.к. в гробу найдены были только волос и кости, а тела нет". В ходе следствия всплыла одна существенная деталь, произнося эти слова, как показали свидетели, обвиняемый был выпивши.

В ходе предварительного следствия он признал себя виновным в том, что находясь в нетрезвом состоянии "позволил себе неуместные рассуждения о том, что мощи преподобного Серафима откопали и признали святыми, но святой ли он на самом деле, он Шерекин, не знает, т.к. творимых им чудес не видел".

Так как это преступление было направлено на порицание веры и оскорбление святыни, то оно слушалось при закрытых дверях и без участия присяжных заседателей. Обвиняемому была избрана мера пресечения "подписка о неотлучке".

Суд был скорым: за 35 минут рассмотрел все обстоятельства дела, допросил трех свидетелей и пришел к выводу, что обвиняемый вполне изобличается виновным в произнесении язвительных насмешек по отношению к чтимому православной церкви преподобному Серафиму. При этом суд отметил, что насмешки и рассуждения не были произнесены им с целью оказать неуважение к православной вере, а сделаны по невежеству и пьянству. Суд учел и чистосердечное сознание подсудимого в совершении преступления, понизив на одну ступень степень наказания. В итоге подсудимый, 28 летний Шерекин, приговором суда 19 мая 1904 года был признан виновным и подвергнут аресту при полиции на семь дней. Кроме того, на него были возложены судебные издержки, которые при его несостоятельности должна была заплатить казна. Архивные материалы содержат очень скупые сведения о подсудимом: он имел "земли четвертного права 5 десятин, доставшуюся по наследству от матери крестьянскую избу с двором и другими постройками, две лошади".

Можно с уверенностью предполагать, что после отсидки охота шутить над православными святыми, даже на трезвую голову, у сельского парня пропала навсегда.



Анатолий Стрелков, политолог, кандидат исторических наук