Курск 2032

Курская «няня» Маресьева

Механиком легендарного летчика был курянин из Солнцевского района.

В известном фильме «В бой идут одни старики» Маэстро, представляя новым молодым летчикам механиков, говорит: «А это ваши няни – механики». Интересно, что такой няней знаменитого летчика Маресьева (такова фамилия в реальности, в книге же Полевого «Повесть о настоящем человеке» – Мересьев) был курянин, житель Солнцевского района Дмитрий Степанович Климов.

Его жизнь ничем особым не отличается от жизни тех, кто появился на свет в самом начале 20-х годов прошлого века. Одинаковыми судьбы сделала Великая Отечественная война. Надо было защищать Родину. Но на боевом пути Дмитрия Степановича произошла встреча, которая особой краской расцветила его жизнь.

Климов родился в 1921 году. То есть сейчас ему бы исполнилось ровно сто лет… В армию призвали в 1940 году и в военкомате предложили идти на флот. И тут Дмитрий сделал шаг, который все и определил.

Он попросил военного комиссара направить его в авиацию. В авиацию, так в авиацию. И молодой Климов стал курсантом Кировоградской школы младших авиаспециалистов.

В этой школе он получил специальность авиамеханика. И ему довелось служить в одной эскадрилье с легендарным летчиком, Героем Советского Союза Алексеем Петровичем Маресьевым. Более того – быть его механиком - няней и по совместительству ангелом-хранителем. Техника не должна отказать в бою.

Дело было так. В мае 1941 года Дмитрий Климов попал в истребительный полк, который формировался под Запорожьем у станции Мокрая. Здесь он сразу же обратил на себя внимание сослуживцев заботой о товарищах, твердостью характера и организаторскими способностями.

А потому вскоре был избран секретарем комсомольской организации второй эскадрильи. Там находился на учете и младший лейтенант Маресьев.

В книге «Учителя Курской области в годы Великой Отечественной войны», где и опубликован рассказ о Дмитрии Степановиче, говорится, что «Климову приходилось не только расписываться в комсомольском билете Маресьева в графе об уплате членских взносов, но и не раз советоваться с ним по некоторым вопросам».

Утром 22 июня Дмитрий Климов вместе с другими механиками и летчиками смотрел кинокартину «Валерий Чкалов». Неожиданно в зале зажегся свет, и командир полка объявил о начале войны.

Дмитрия с группой механиков (к тому времени он стал старшим механиком по вооружению) командировали в 296-й авиационный истребительный полк. И он прибыл в распоряжение Маресьева.

Маресьев совершал ежедневно до шести боевых вылетов. А Климов усиленно «колдовал» над самолетом лейтенанта, летчик же особенно опекал своего механика.

Когда полк расформировали, Маресьева направили в одну часть, Климова – в другую. Но через несколько дней приехал политрук и сказал: «Климов, собирайся, Маресьев настоял, чтобы тебя оставили с ним»!

Так прошли девять военных месяцев. К апрелю 1942 года полк, в котором воевали Маресьев и Климов, перебазировали в Новгородскую область…

Днем механики снаряжали пулеметы и пушки, ночью набивали ленты патронами. Однажды механикам выдали новые куртки. Алексей Маресьев подошел к своему механику и предложил меняться: меховой комбинезон – на куртку, а сапоги - на унты.

«И тебе теплее и мне прохладнее, а то парюсь в кабине, как в инкубаторе». Так они и воевали: летчик в куртке и сапогах механика, механик – в комбинезоне и унтах летчика. Дмитрий Степанович потом говорил: «Если бы не мои кирзовые сапоги, Маресьев сберег бы ноги».

Этот эпизод именно так описан в вышеупомянутой книге. Но так ли было на самом деле – кто его теперь знает… По крайней мере, у Бориса Полевого его герой был в меховом комбинезоне и унтах.

маресьев 381bd

…В тот апрельский день летчики эскадрильи сопровождали группу наших бомбардировщиков. С задания вернулись все, кроме Маресьева, который произвел «вынужденную» посадку, едва дотянув до линии фронта.

На третий день старшина полка Сысоев и механик Климов отправились на поиски летчика. Десять дней поисков по передовой, по полевым госпиталям ничего не дали.

И Дмитрия Климова перевели в истребительный полк особого назначения, с которым он дошел до Берлина.

Что интересно, о дальнейшей судьбе своего подопечного летчика Дмитрий Степанович узнал, прочитав книгу Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». Дмитрий Степанович разыскал адрес и приехал. Почти через двадцать лет состоялась встреча авиамеханика со своим командиром в Москве.

Потом была вторая встреча ветеранов в июле 1961 года, на которую Дмитрий Степанович приехал со своим сыном. И Маресьев подарил книгу «Повесть о настоящем человеке» сыну своего боевого товарища.

Как сложилась послевоенная судьба фронтового авиамеханика? После демобилизации Климов Дмитрий Степанович вернулся в родной Солнцевский район.

Он работал инспектором ЦСУ (Центральное статистическое управление), заместителем директора маслозавода, инструктором райкома партии, а затем и учителем физкультуры в Коровинской (ныне Солнцевской) средней школе.

Последнее место работы и стало причиной того факта, что Дмитрий Степанович стал одним из героев книги «Учителя Курской области в годы Великой Отечественной войны».

климов2 483b3

А собрала о нем материал Людмила Федоровна Гридасова - руководитель школьного историко-краеведческого музея Солнцевской средней школы.

Дмитрий Степанович ушел из жизни в 1986 году (Алексей Петрович Маресьев, родившись в 1916 году, дожил до 2001 года). Механик великого летчика был награжден медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «Ветеран труда»…

Юрий Моргунов