Курск 2032

В Курской губернии сосед опорочил в газете князя и пострадал сам

15 ноября 1907 года в газете охранительного направления «Курская быль» в рубрике «Вести из уездов» была помещена корреспонденция из Фатежа за подписью «Фатежанин». Вот ее полный текст:

«В нашем уезде служит злобой дня следующее происшествие.

Один помещик нашего уезда Церемониймейстер Высочайшего Двора Князь М., подал в суд жалобу на помещика же нашего уезда Льва Петровича Батезатул, что будто бы последний завладел его землей.

Суд Князю М. в иске отказал, признав, что Батезатул владеет только тою землею, которая испокон века была во владении Батезатул.

После такого решения суда Князь М. 9-го сего ноября с вооруженными топорами толпой пьяных крестьян села Миролюбово и деревни Милаковки пошел во главе рубить лес, растущий на земле Батезатул, владение которой судом Князю М. было отказано.

Когда эта толпа мужиков под предводительством самого Церемониймейстера Высочайшего Двора явилась и начала рубить сплошь лес помещика Батезатул, то, так как сам владелец был в отсутствии, то на место этого разбоя явился его приказчик и полицейские стражники из имеющейся при имении охранной стражи, которые заявили, что рубить лес помещика Батезатул не позволят, а стражники даже объявили, что если не прекратят рубку, то они будут стрелять.

С самой площадной бранью Церемониймейстер Высочайшего Двора Князь М. вместе с пьяными мужиками бросился было на приказчика и стражников имения Батезатул, но когда последние взяли ружья на прицел, то вся эта разбойничья шайка вместе с своим сиятельным атаманом отступили за межу, пуская оттуда залпы самой неприличной брани.

В это время к жене Батезатул, бывшей с маленькими детьми в имении, стали собираться не только рабочие экономии Батезатул, но даже крестьяне соседней деревни, которые объявили, что разбойничать князю М. не дадут и все пойдут защищать ея имущество.

Когда эти люди, вооружившись чем попало, пришли к приказчику и стражникам Батезатул, то Князь М. с предводительствуемой им толпой поспешили уйти во свояси».

Из статьи видно, что она носила, выражаясь современным языком, заказной характер.

Сообщая о бесчинствах крестьян во главе с этаким курским Дубровским, автор явно рассчитывал на то, что заметка удостоится внимания губернских властей. Ведь шла революция и власть жестоко подавляла подобные выступления и расправлялась с зачинщиками. Однако расчёт не оправдался. Активность проявил только князь Мещерский И.Н., помещик, живущий в с. Миролюбово Фатежского уезда, который в Князе М. узнал себя. Уже 16 ноября 1907 года князь для ведения своих гражданских и уголовных дел поручает присяжному поверенному, т.е. адвокату Рождественскому Н.Н. Тот делает запрос в редакцию и получает письменный ответ. Редактор «Курской были» сообщает, что автором статьи является Батезатул.

Лев Петрович Батезатул, 43 лет, родился в г. Волчанске Харьковской губернии и был приписан к дворянам Курской и Екатеринославской губерний, окончил Харьковскую гимназию, постоянно проживал в своем имении «Затишье» Фатежского уезда Миленинской волости, имел 2 детей, служил председателем Фатежской земской управы, был фатежским депутатом дворянства, состоял ратником ополчения I разряда, имел чин коллежского асессора, соответствующий 8 классу Табели о рангах.

Установив, что писал и направлял статью в редакцию Лев Петрович Батезатул, т.е. заказчик-исполнитель в одном лице, адвокат направляет прокурору Курского окружного суда жалобу и простит привлечь дворянина Батезатула к ответственности по статье 1039 и 1040 Уложения о наказаниях. По мнению истца, автор корреспонденции «позволяет себе огласить … о князе Мещерском … такие обстоятельства, которые могут повредить его чести и достоинству и кроме того в той же статье поместил о князе Мещерском оскорбительный отзыв, заключающий в себе злословие и брань». В качестве примера истец отметил два абзаца статьи, которые у нас в начале материала выделены жирным шрифтом.

При этом необходимо понимать, что дореволюционное российское законодательство признавало преступлением оглашение порочащих другое лицо обстоятельств, независимо от их правдивости. Такое преступление называлось «диффамацией», т.е. само по себе оглашение в печати позорящих сведений о частной жизни потерпевшего, даже если они и были невымышленными, уже являлось преступлением.

Жалоба была отписана в работу судебным следователям. Их попытки склонить стороны к миру успехом не увенчались. В результате дело было передано в суд. Суд приговорил Льва Петровича Батезатула к трем месяцам тюремного заключения и 100 рублям штрафа. Об этом российскую общественность 27 августа 1909 года проинформировала газета «Голос Москвы».



Анатолий Стрелков, политолог, кандидат исторических наук

Фото: ametova1972.blogspot.com