Эксклюзив

Бухгалтерию курской полиции пересаживают на скамью подсудимых

«Секунда» продолжает журналистское расследование затяжного уголовного дела о хищении бюджетных средств в УМВД России по городу Курску.

Читайте по теме: Из кассы курской полиции в течение года исчезали бюджетные деньги

Расследование хищения средств федерального бюджета в УМВД России по г. Курску начинается в четвертый раз

В курской полиции воровали так, что нет ни хищений, ни недостач

«Секунда» трижды обращалась к этой теме. В первой своей публикации из этой серии рассказала о казнокрадстве, которое совершалось в УМВД России по г. Курску на протяжении всего 2012 года, и о том, как странно, с каким браком работают по уголовному делу № 774 региональное следственное управление СКР и надзирающая прокуратура.

«Дело» было возбуждено 19 июня 2013 года, так что первой частью журналистского расследования «Секунда» отмечала 4-летие этого события, день в день.

Недавно исполнилось уже 7-летие, а итога нет, расследование уголовного дела еще далеко от завершения.

Уголовное дело № 774 рассматривали три судейских состава Ленинского районного суда и два состава Курского областного суда как апелляционная инстанция. Трижды суд возвращал прокурору это уголовное дело в связи с тем, что на основании представленного обвинительного заключения суду невозможно вынести хоть какой приговор и хоть какое решение по существу.

И вот следствие СУ СКР с прокуратурой ЦАО г. Курска, добавив 5 томов к имевшимся в деле 37, прикатили это уголовное дело в Ленинский суд в четвертый раз. В настоящее время судебный процесс в самом разгаре. Вновь идут допросы и оглашение показаний 112 свидетелей, выполняются другие предусмотренные процессуальным законодательством процедуры…

Председательствует в процессе судья Владимир Конорев.

Более шести лет единственной обвиняемой, подсудимой с социальным статусом, с фамилией была пенсионер МВД, подполковник внутренней службы в отставке, бывшая начальник отделения комплектования кадрами отдела по работе с личным составом (ОК ОРЛС) УМВД России по г. Курску Оксана Гуторова. Утверждалось, что, кроме нее, в подготовке преступления участвовали какие-то «неустановленные лица». А всех, кто реально оформлял подложные документы, непосредственно участвовал в осуществлении аферы, следствие с надзирающей прокуратурой отсоединили от Гуторовой и «установили», что все до единого невиновны, бескорыстны, уголовному преследованию не подлежат. Даже неустановленные лица у курского следствия были невиновны и бескорыстны, хотя их никто не видел, не допрашивал и не сосчитал!

Напомню, что хищение денег, поступивших на содержание курской полиции из средств федерального бюджета, совершалось под видом выплаты сотрудникам полиции материальной помощи – основной (по окладу денежного содержания к ежегодному отпуску) или дополнительной, решением руководства управления по мотивированному рапорту сотрудника в связи с какими-то житейскими затруднениями. Правда, сотрудники, на чье имя 55 раз за год была мошеннически оформлена матпомощь, ничего об этих начислениях не знали, ничего этого не получали.

умвд d62ca

Во всех без исключения подразделениях горУМВД (8 территориальных отделов полиции, отдельный батальон ППС, спецприемник для административно задержанных) было налажено изготовление поддельных талонов отпускных удостоверений и мотивированных рапортов. Все это потом передавалось в центральный офис управления, там на основании фальшивок бухгалтерия начисляла матпомощь, перечисляла ее не на лицевые счета сотрудников в банке, а оформляла фиктивные платежные ведомости для выплат через кассу.

Главбух (их было два на протяжении 2012 года – Оксана Кандыбина, нынешний начальник финансово-экономического управления облУМВД, и Ирина Пыжова, продолжающая и сейчас работать главбухом) и руководство управления (в 2012 г. начальник Вячеслав Стрекалов и, в его отсутствие, начальник тыла Виктор Могилев, позже уволенный по утрате доверия, или заместитель Стрекалова Николай Зайцев, ныне подсудимый по «делу банды Волобуя») подписывали фальшивые рапорты, утверждали фиктивные платежные ведомости и передавали их в кассу. А кассиры, которые восьмой год свидетельствуют против Гуторовой, выдали в сумме 1 168 020 рублей кому-то постороннему, не имевшему доверенности от сотрудников, указанных в ведомостях, и вообще не имевшему права прикасаться к этим деньгам.

Кассиры утверждают, что за этими деньгами приходила Гуторова, и они все 55 сумм матпомощи, фигурирующие в уголовном деле, выдали ей, под влиянием ее звания и должности (?!).

Гуторова полностью отрицает это. Она считает, что кассиры, которые должны отвечать за растрату бюджетных денег, оговаривают ее, чтобы самим уйти от уголовной ответственности. Равно как и подполковник Олег Анпилогов, который сознался, что лично изготовил шесть фальшивых талонов отпускных удостоверений, подделал подпись начальника ОП № 7 Алексея Москалева (нынешний начальник горУМВД), однако утверждает, что сделал это по просьбе или по приказу Гуторовой. А Гуторова его начальницей не была, в судебных процессах это установлено…

Самое главное заключается в том, что за 7 лет 8 следователей по особо важным делам курского СУ СКР, занимавшихся этим уголовным делом, и прокуроры ЦАО, утверждавшие три отвергнутых судом обвинительных заключения, как ни тужились, не смогли убедительно доказать и внятно представить суду факт виновности Оксаны Гуторовой в том, что ей предъявлено. Затрачивая большущие бюджетные деньги, они за государственный счет трут-ломают судьбу человека, не имея против него ничего, кроме показаний трех заинтересованных лиц – уже упомянутого подполковника Анпилогова и двух бывших кассиров. Татьяны Лазаревой, безосновательно выдавшей неведомо кому 38 сумм фиктивно оформленной матпомощи, в целом более 810 тысяч рублей, и Натальи Дурициной, таким же образом выдавшей 15 сумм на 292 тысячи рублей.

Да, ни один суд еще до приговора не дошел, но все основные, самые принципиальные оценки давно выработаны пятью судами и высказаны в постановлениях о возвращении уголовного дела прокурору, в апелляционных постановлениях.

Судья Ленинского районного суда г. Курска Роза Осипова, постановление о возвращении уголовного дела прокурору от 4 марта 2016 года:

«Предъявленное обвинение Гуторовой О.А. и обвинительное заключение не содержат описания мотивированных и конкретных действий Гуторовой О.А., которые подлежат квалификации по ст. 159 ч. 4 УК РФ и, следовательно, обвинение не сформулировано в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, что нарушает право подсудимой на защиту и может ухудшить ее положение».

Судья Ленинского районного суда г. Курска Елена Колесниченко в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору от 7 августа 2017 года обратила внимание на то, что одни и те же факты используются предварительным следствием двояко: по отношению к Гуторовой – чтобы ее обвинить, по отношению к кадровику седьмого отдела полиции подполковнику Анпилогову, к кассирам Лазаревой и Дурициной, к бухгалтерам (то есть к тем должностным лицам, которые своими действиями реально обеспечивали совершавшееся казнокрадство) – чтобы обосновать их невиновность и мотивировать отказ в возбуждении уголовного дела.

Или вот, например, что написал в апелляционном постановлении Курского областного суда от 24 октября 2017 года председательствующий судья Николай Шаталов:

«… судом первой инстанции (под председательством судьи Елены Колесниченко – В.Ч.) было установлено, что… в обвинительном заключении отсутствуют указания, свидетельствующие о наличии у Гуторовой О.А. специальных полномочий по распоряжению бухгалтерскими ассигнованиями, навыков владения программой «Камин: Расчет заработной платы. Версия 2,0 ПРОФ/Сетевая», установленной в УМВД России по г. Курску, возможности быть осведомленной о производимых начислениях в силу занимаемой должности, как единоличного субъекта инкриминируемого преступления, тогда как кассиры Лазарева, Дурицина, в соответствии с предоставленными им полномочиями кассира, несут материальную ответственность за сохранность денежных средств и выдачу денежных средств непосредственно получателям; выводами экспертиз были установлены конкретные лица, производившие начисления по подложным талонам удостоверений и рапортам об оказании материальной помощи…».

Понимая, что Гуторова никак не могла совершить в одиночку то, что ей приписано в уголовном деле, следствие больше шести лет упражнялось в фантазиях о том, как в группе с нею действовали исключительно «неустановленные лица».

Судья Ленинского районного суда г. Курска Дмитрий Щадных в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору от 5 декабря 2018 года по этому поводу высказался так:

«Установленным фактом является то обстоятельство, что круг сотрудников УМВД России по г. Курску является строго исчерпывающим, однако каких-либо мер для установления вышеназванных лиц и привлечения их к уголовной ответственности органами предварительного следствия принято не было».

Да вообще-то особенностью этого «дела» является то, что казнокрадство совершалось не с фомками, не в балаклавах и не с фонариками, а белым днем, в открытую и строго через бухгалтерское оформление. Поэтому все основные действующие лица известны с первого дня расследования, их фамилии, должности, действия зафиксированы и до сих пор хранятся на бумажных и электронных носителях. Но никак к этим людям ноги следователей не несли! Да и сейчас, как увидим ниже, они только ковыляют, но не идут!

Столкнувшись с потрясающей непонятливостью предварительного следствия, председательствующий судья Курского областного суда Владимир Оловников в апелляционном постановлении от 8 февраля 2019 года наряду со многими другими указаниями сформулировал и такое:

«Органам предварительного следствия необходимо проверить в инкриминируемый Гуторовой О.А. период соответствие действий конкретных должностных лиц УМВД России по г. Курску после поступления в бухгалтерию УМВД указанных в обвинительном заключении подложных документов на получение сотрудниками УМВД России по г. Курску материальной помощи возложенным на каждого из них должностным обязанностям, после чего дать надлежащую юридическую оценку их действиям».

С этого момента дело № 774 уж точно больше не могло быть «делом Гуторовой». Указание судьи Оловникова не оставляло следствию вариантов и не позволяло даже каким-либо лукавым трюком просто изобразить, что оно исполнено, но не исполнять. Не приходить вообще следствие тоже не могло: состоявшееся казнокрадство – факт очевидный, подтвержденный в материалах уголовного дела множеством подложных первичных документов и платежных ведомостей, реально произведенными выплатами наличных денег неизвестно кому.

Не сразу, ой как не сразу следствие вышло из состояния столбняка и решилось-таки на неизбежные действия. 11 марта 2019 года дело № 774 вернулось во второй отдел по расследованию особо важных дел СУ СКР и полтора месяца просто лежало там без движения. И, наконец, 29 апреля производство по нему было возобновлено.

ск 2cbed В июне того года еще не следствие беспокоило Гуторову, а Гуторова – обвиняемая! - теребила СУ СКР заявлениями с требованиями сообщить, у какого следователя и на какой стадии работа «по моему делу». Что-то там медленно делалось, меняли один другого три следователя, Оксану Алексеевну попугивали угрозами вроде той, что отведут на полиграф. В октябре следователь Иван Зацепин устроил передачу ей, пенсионерке, повестки через сотрудника службы собственной безопасности облУМВД, а лично ей не звонил, сообщений на телефон или бумажных повесток не отправлял…

Но в середине декабря лед треснул, и поплыли свежие для этого уголовного дела потоки!..

17 декабря из бухгалтерии УМВД России по г. Курску одномоментно уволились все три бухгалтера расчетной группы, занимавшиеся начислениями выплат, - Майя Константинова, Светлана Булгакова и Елена Рыжкова. Похоже, что следствие согласовало свои ближайшие действия с руководством УМВД, и бухгалтерам просто дали уволиться с хорошими мотивировками, «по собственному». Уже 19 декабря в отношении каждой из них и Гуторовой Зацепин возбудил уголовное дело по части 2 статьи 292 УК РФ (служебный подлог). Потом это уголовное дело соединили с «делом Гуторовой», и у них у всех получилось по две статьи: мошенничество в особо крупном размере плюс служебный подлог – внесение должностным лицом в официальные документы ложных сведений.

Появление в уголовном деле, кроме Гуторовой, трех бухгалтеров расчетной группы не было обусловлено появлением у следствия хоть какой-то новой информации. Вся информация, еще раз скажу, была известной следствию с 2013 года, то есть со времени, когда были сделаны первые шаги в расследовании произошедшего казнокрадства.

На основе этой информации оригинальное курское следствие делало все, что хотело и хочет, в зависимости от конъюнктуры момента принимает диаметрально противоположные решения. Иногда это делают разные следователи, иногда один человек как два разных человека.

Напомню кое-что. В 2014 году, 31 декабря, следователь по ОВД подполковник юстиции Наталья Зарубина без проверки, через сутки после выделения материалов в отдельное производство вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении и этих трех бухгалтеров, и двух кассиров. О бухгалтерах было красочно расписано, что они по каждому случаю (составления фиктивных платежных ведомостей) имели для этого основания (подложные отпускные талоны и мотивированные рапорты), а если в некоторых случаях выписывали матпомощь дважды, то это, мол, просто потому, что не проверили. А умысла и корысти никакой не имели, подарков и денег за это (проводки через бухгалтерию казнокрадства) не получали – ну, просто честные и очень трудолюбивые тети, не виновные ни в злоупотреблении служебным положением, ни в служебном подлоге, ни в мошенничестве.

А под нажимом суда через 5 лет на основании той же самой фактической базы следствие решило, что рядовые бухгалтеры (но только рядовые, жертвуем пешками!) виновны, да еще как! В постановлении следователя Ивана Зацепина о возбуждении уголовного дела в отношении «Гуторовой О.А., а также» троих бухгалтеров расчетной группы (накануне уволившихся) утверждается, что они «действуя группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений…, являясь должностными лицами и используя свое служебное положение, мошенническим путем похитили в кассе бухгалтерии УМВД России по г. Курску денежные средства федерального бюджета в общей сумме 1 168 020 рублей…». Пишет, что они принимали участие либо организовывали изготовление первичных документов для начислений, потом передавали их сами себе, производили начисления, составляли официальные документы – платежные ведомости и расчетный кассовый ордер, вносили в них «заведомо ложные сведения…». Ну, и так далее.

Те же люди, те же факты, а трактовки расходятся диаметрально.

Но, как и следовало ожидать, спичка, брошенная следствием в бухгалтерию, вспыхнула факелом…

15 февраля все трое новоприставленных к уголовному делу бывших бухгалтеров расчетной группы по своей инициативе пришли к следователю Ивану Зацепину, каждая со своим защитником, и заявили, что желают дать дополнительные показания. Были настойчивы, и пришлось бедняге следователю предоставить им такую возможность, хотя он уже около двух недель считал следствие по делу законченным.

Все трое дали показания на главных бухгалтеров 2012 года – на Оксану Кандыбину и на Ирину Пыжову.

Показания идентичные, слово в слово, а суть такая: все делалось только по указанию главного бухгалтера.

«Указания о формировании ведомостей, в том числе и тех, которые указаны в постановлении о привлечении меня к уголовной ответственности, мне давал главный бухгалтер. Документы для начисления по банку отдавались отдельно от документов по кассе. Отдавая последние, Кандыбина О.Н. (а после ее ухода Пыжова И.В.) всегда говорила, что по ним нужно составить ведомость и занести ей. Быканова А.Г. (зам. главбуха – В.Ч.) мне таких указаний не давала» (таковы показания каждой из троих).

Почему такие показания они не давали раньше? На этот вопрос следователя каждая из троих ответила, что пока работала, не могла, а когда уволилась – уже могла, но «никто об этом не спрашивал».

Несложно представить, как в этой ситуации пришлось поерзать следователю, потому что законный срок следствия заканчивался 29 февраля. Целый год – четыре раза по три месяца, в том числе до последней февральской даты – для следствия по «делу Гуторовой» срок продлевал заместитель председателя СКР Игорь Краснов. В последний раз продлил и вскоре стал генеральным прокурором России. Больше никто не продлевал, да и продлевать уже было проблематично, потому что как раз к 29 февраля у Гуторовой заканчивался 48-месячный срок, считающийся, по закону, разумным сроком следствия. В случае превышения этого срока у подследственного возникает право добиваться компенсаций, да и вообще у следствия могут начаться неприятности.

Итак, 15 февраля (за две недели до окончания установленного продлением срока следствия) у следователя Ивана Зацепина появилось три свежих протокола с показаниями на двух главбухов 2012 года, данных вынужденно уволившимися бухгалтерами расчетной группы.

Следователю приходится доводить расследование дела до конца уже в цейтноте, что равнозначно суматохе.

17 февраля Иван Зацепин проводит очные ставки: между каждым бывшим бухгалтером расчетной группы и одним главбухом, отдельно - другим главбухом, итого 6 протоколов. Работа завершается поздно вечером.

После обеда 18 февраля следователь Зацепин поведет в суд обвиняемую Гуторову. Они, конечно, порознь и своими ногами пойдут, но заседание будет по его ходатайству к суду -установить ей и ее защитнику срок окончания ознакомления с материалами дела. Мол, затягивают! А с утра – в этот день, 18 февраля! – он еще продолжает формировать эти самые «материалы»: создает очень важный процессуальный документ - постановление о прекращении уголовного преследования главбухов Оксаны Кандыбиной, Ирины Пыжовой и заместителя главбуха Быкановой А.Г.

То есть Гуторова и ее защитник Владимир Иванников в принципе не могли затянуть чтение того, чего у следователя Ивана Зацепина еще и не было, а на чем-то «чернила не успели высохнуть». Но суд (судья Ирина Пронская) даст ей срок для завершения ознакомления только до 21 февраля.

Строго говоря, никакого уголовного преследования в отношении главных бухгалтеров и не было. Лично их ни в каком году даже не пытались привлечь за случившееся вообще ни к какой ответственности, не говоря уже об уголовной. По «горячим следам» казнокрадства «пострадала» только Ирина Пыжова, главбух горуправления полиции с мая «воровского» 2012 года по сей день. Осмыслите, как сурово с ней обошлись! На комиссии по служебной дисциплине и профессиональной этике ей (как и фальсификатору документов подполковнику Анпилогову) было объявлено «общественное порицание» за то, что «не проследила», «не обеспечила контроль». Правда, сурово? Ну я ж говорю!

Оксану Кандыбину вообще даже взглядом не тронули. Кто ж ее тронет! Начальник финансово-экономического управления УМВД области - величина, что, конечно, понимают и в других силовых структурах!

Замечу попутно, что Иван Зацепин, вынужденно жертвуя «пешками» (тремя бухгалтерами расчетной группы), вновь уводит в сторону от уголовного дела всех основных действующих лиц. 23 января 2020 года он принял два постановления о прекращении уголовного преследования – одно в отношении фальсификатора документов подполковника Олега Анпилогова, другое – в отношении разбазаривших бюджетные деньги кассиров Лазаревой, Дурициной и менее всех причастной Шепелевой.

Ну и теперь вот такое же постановление по главбухам, которое не тянет даже на итог проверочных мероприятий. «Что само по себе и не ново» в стиле следствия по этому же уголовному делу. Следователь Зацепин применил метод следователя Зарубиной, опробованный ею в декабре 2014-го в отношении пяти бухгалтеров расчетной группы, включая двух кассиров. Только у Зарубиной это называлось постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, принятым через сутки после выделения материалов, без проверки, а у него – о прекращении уголовного преследования (тоже немедленно и без проверки). У Зарубиной рядовые бухгалтеры были невиновны, а у Зацепина наоборот! У него невиновны теперь главбухи!

Показания, которые дали бухгалтеры, серьезнейшие. При подтверждении они способны в корне изменить всю картину расхищения бюджетных денег в курском полицейском управлении. Да и картину расследования этого преступления. Но следственному органу этой ясности, похоже, не надо.

Четвертый процесс по делу № 774 в Ленинском районном суде, как и предыдущие, начался с ходатайств о возвращении уголовного дела прокурору, заявленных двумя защитниками. В обоснование своего ходатайства защитник Гуторовой Владимир Иванников пояснил, что уголовное дело № 774 вновь передано в суд в том же самом виде, непригодном для рассмотрения по существу и вынесения судом приговора или иного решения. Разница только в том, что следствие добавило к 37 томам «дела» еще 5 и привлекло в качестве обвиняемых троих бухгалтеров, а концепция не изменилась, указания предыдущих судов не выполнены.

Председательствующий судья Владимир Конорев ходатайства отклонил и решил сначала рассмотреть представленные следствием материалы, заслушать или огласить показания 112 заявленных гособвинением свидетелей, а уж потом определиться. Да и сложно было ожидать иное решение от судьи Конорева - с учетом того, что в этом процессе появились новые подсудимые.

Четвертый процесс в самом разгаре, идут допросы четвертого десятка утомленных еще предыдущими судами свидетелей.

По ходу дела возникают интересные вопросы.

Вообще появление в уголовном деле бухгалтеров должно было отодвинуть Оксану Гуторову, не имевшую никаких возможностей для приписанного ей преступления, ближе к двери на выход из зала суда, а следствие и прокуратура изо всех сил пытаются сохранить за ней статус Золотой Ручки курской полиции. Но для того, чтобы организовать и осуществить такое казнокрадство, ей надо было бы иметь как минимум генеральское звание. Иначе как бы она заставила троих руководителей (начальника и двух замов), а также главбухов горУМВД утверждать фальшивые платежные документы! А кассиров – падать перед ней ниц и немедленно отдавать наличные деньги из кассы, никак это не фиксируя.

И еще вопрос вопросов. Если бухгалтеры расчетной группы понимали противоправность своих действий и выполняли их с умыслом, то чей это был умысел – их или руководства?

В четвертом обвинительном заключении по этому делу следователь Иван Зацепин вместе с и.о. окружного прокурора Александром Гуриным предложили суду сказку, согласно которой главбухи 2012 года руководили бухгалтерами-преступниками, которые в группе с кадровичкой Гуторовой организовали и осуществили хищение госбюджетных денег через кассу. Они, главбухи, просто, мол, излишне доверялись своим подчиненным, утверждали созданные ими фиктивные платежные ведомости, но вот, к сожалению, были обмануты в лучших главбуховских чувствах. Но сами оставались чистыми и добропорядочными, в афере 2012 года не участвовали!

Однако зададим сказочникам простой вопрос: по силам ли было такое многосложное казнокрадство трем рядовым бухгалтерам и начальнице отделения комплектования отдела кадров?..

Представив в голове схему, которая была применена в УМВД России по г. Курску в 2012 году для подготовки и осуществления этого хищения, даже на бытовом, «не-юридическом» уровне придется разочаровать следователя Зацепина и прокурора Гурина: нет, господа, это нереально, концы с концами у вас не сходятся!

Виктор ЧЕМОДУРОВ.