Общество

В Железногорске все фигурантки «дела хоровой школы» признаны виновными в мошенничестве

Но им назначено наказание существенно более мягкое, чем просил гособвинитель. Приговор может быть обжалован в Курском областном суде.

Днем 19 февраля в Железногорском городском суде огласили приговор по т. н. «делу о хоровой школе». Напомним, экс-директор муниципального учреждения дополнительного образования детей, ее две знакомые-пенсионерки и невестка обвинялись в мошенничестве. Причем, бывший директор школы — в мошенничестве в особо крупном размере, невестка — в крупном размере. Судебное разбирательство продолжалось почти год, провозглашение приговора неоднократно переносилось из-за сложности дела.

В итоге суд согласился с версией следствия и установил, что экс-директор вступала в сговор со всеми остальными подсудимыми, принимала их на работу в хоровую школу на различные должности (педагог-психолог, художник-оформитель, вахтер, уборщица, садовник), которую те фактически не выполняли. Остальные три фигурантки предоставляли при трудоустройстве свои паспорта, иные документы, а затем получали в банках зарплатные карты, снимали с них деньги и тратили их совместно с главной фигуранткой. То есть, совершили законченные преступления, предусмотренные ст. д159 Уголовного кодекса (мошенничество).

Также в деле есть четвертый эпизод: экс-директор, возглавляя хоровую школу, предложила одной из сотрудниц найти неработающую знакомую. Фиктивно ее трудоустроить и получать за знакомую зарплату. Сотрудница нашла такую знакомую, та предоставила необходимые документы и получила зарплатную карту. Однако, сама знакомая денег не снимала, а сотрудница, хотя и получала за нее зарплату, фактически выполняла работу, которую должна была делать знакомая. В отношении этих женщин уголовное преследование было прекращено.

Общая сумма причиненного бюджету Железногорска ущерба составила свыше миллиона рублей. Несмотря на показания многочисленных свидетелей-работников учреждения о том, что невестку экс-директора и двоих пенсионерок в стенах школы они либо не видели вовсе, либо видели крайне редко, все четверо подсудимых вину в мошенничестве не признали ни на следствии, ни в суде. Невестка бывшего директора и одна из пенсионерок воспользовались ст. 51 Конституции и от дачи показаний отказались. Главная фигурантка рассказывала, как ее невестка в должности педагога-психолога оказывала «психологическое сопровождение детей» во время выступлений на конкурсах, как вела сайт учреждения - хотя ее большинство свидетелей ни на педсоветах, ни на занятиях не видели. А сама невестка в это время и вовсе жила в Мытищах. Бывший директор ссылалась на то, что ее обвиняют в совершении преступления в том числе в периоды ее отпусков и больничных, но этот довод также не был принят судом. Часть допрошенных свидетелей рассказали, что бывший директор просила их изменить показания в пользу подсудимых.

Четверо адвокатов подсудимых просили суд оправдать их подзащитных. Защитники ссылались на многочисленные, по их словам, процессуальные нарушения в ходе следствия, в т.ч. на то, что в нарушение закона, в материалах дела есть выписки по банковским картам, где часть текста написана на иностранном языке. Но суд посчитал практически все доказательства по делу добытыми в соответствии с законом. Единственное исключение было сделано в отношении объяснений, которые оперативники взяли у одной из подсудимых без присутствия адвоката и в период, когда женщина не была ни подозреваемой, ни обвиняемой. Ни один из адвокатов на оглашении приговора не присутствовал.

Старший помощник железногорского межрайонного прокурора Светлана Ракова просила приговорить экс-директора хоровой школы к четырем годам лишения свободы, ее невестку — к трем (но с отсрочкой исполнения приговора до достижения ребенком подсудимой 14-летнего возраста). Двоим пенсионеркам гособвинитель попросила назначить наказание — по два года условно. Также в прокуратуре поддержали гражданский иск администрации Железногорска к подсудимым в сумме причиненного ущерба.

По приговору, оглашенному федеральным судьей Игорем Первенковым, все четверо подсудимых признаны виновными в мошенничестве. Однако, суд учел и смягчающие вину обстоятельства (совершение преступления впервые, состояние здоровья подсудимых и их родных, наличие детей, званий, наград и т. д.). В итоге экс-директор хоровой школы признана виновной по ч.3 ст. 159 УК (мошенничество в крупном размере с использованием служебного положения), ей назначено наказание - два года лишения свободы условно со штрафом в 150 тысяч рублей. Ее невестку признали виновной в мошенничестве по предварительному сговору в значительном размере (ч.2 ст.159 УК), ей назначено наказание — 1,5 года лишения свободы условно, со штрафом в 70 тысяч рублей. Двоим остальным осужденным назначено наказание — год лишения свободы условно. Без штрафа. Штрафы должны быть уплачены в 60-дневный срок со дня провозглашения приговора, но осужденные вправе просить суд о рассрочке уплаты.

Что касается гражданского иска администрации Железногорска к осужденным, то суд его оставил без удовлетворения. В приговоре сказано, что суммы иска к каждой из осужденных требуют уточнения, мэрия может обратиться с таким иском в порядке гражданского судопроизводства.

20 февраля Светлана Ракова пояснила, что решение вопроса о том, опротестовывать приговор или нет, в железногорской прокуратуре будет принято после его поступления и изучения.