Общество

«Это не наше учреждение», - руководство курского облздрава не намерено финансировать молочную кухню Железногорска

Об этом 11 февраля на встрече с жителями Железногорска заявила заместитель руководителя комитета здравоохранения Елена Агаркова, отвечая на вопрос лидера инициативной группы родителей Александра Малышева. Сидевшая рядом с ней в президиуме председатель комитета Елена Палфёрова подтвердила эту позицию ведомства.

По словам Елены Агарковой, молочная кухня выполняет не медицинскую, а социальную функцию. Поэтому комитет здравоохранения не может финансировать кухни. Тем более, что законом предусмотрены денежные компенсации родителям на частичное возмещение затрат на продукцию молочных кухонь (в «чернобыльской» зоне Железногорска это 514 рублей).

- Возможно, сумма компенсации не так велика. Но это отдельная тема. По мере роста бюджета будем рассматривать и рост этой суммы, - заявила Елена Агаркова.

Присутствовавший на заседании мэр Железногорска попенял активисту Александру Малышеву, что тот вновь поднимает вопрос о железногорской молочной кухне, хотя днем ранее, 10 февраля, он, мэр, на личном приеме объяснил ситуацию инициативной группе родителей. (Правда, на своей странице во «Вконтакте» мэр написал: "Много вопросов, и не на все есть ответы. Несмотря на убытки предприятия, молочная кухня продолжает свою работу. Надеемся на помощь региона в решении проблемы»).

48CiaQ1uMIM ef3eb

Позиция зампредседателя облдрава по экономическим вопросам Агарковой вызывает недоумение. Г-жа Агаркова явно не в курсе того, что до недавнего времени продукцию железногорской молочной кухни брали для питания детей в детском отделении железногорской горбольницы №1 — ровно до того момента, как у больницы перед муниципальной сетью аптек «Витафарм» (к которой относится кухня) скопились миллионные долги.

Да и вообще...Если в медицинскую услугу по лечению в стационаре входит организация и предоставления больным завтраков, обедов и ужинов, чем эта еда как медуслуга отличается от молока, кефира, биолакта или творога, которые делает молочная кухня? Ничем.

Кроме того, Елена Агаркова и ее руководитель, видимо, намеренно забывают о том, что формально для получения родителями продукции «молочки» сперва надо получить на эту продукцию рецепт от педиатра. Обязательность рецепта говорит как раз о том, что предоставление питания является-таки медицинской деятельностью. Видимо, именно поэтому молочные кухни до сих пор отнесены действующим приказом Минздрава к медучреждениям.

Напомним: ворос о возможной замене продукции на денежную компенсацию на планерке 3 февраля поставил губернатор Роман Старовойт. По его словам, молочные кухни в регионах являются убыточными, а посему лучше родителям просто давать деньги. Однако и родители, и специалисты аргументированно говорят, что в магазинах и супермаркетах детского питания, аналогичного по качеству продукции молочной кухни, просто нет.

Кроме того, в интернете легко выяснить, что в регионах, наоборот, возобновляют работу молочных кухонь. Так, на сайте нижегородской молочной кухни указано, что только в областном центре есть 42 пункта выдачи продукции, в январе 2020 года открылся пункт выдачи в одном из сельсоветов. Нижегородская «молочка» в 2018 году признана лучшим российским предприятием ПЕДИАТРИЧЕСКОГО профиля.

В Башкирии существует целая сеть молочных кухонь, только в 2019 году открыли четыре новые. Для получения питания там также необходима справка педиатра или фельдшера. Можно много говорить о том, что та же Башкирия — регион-«донор». Но вывод напрашивается сам собой: там, где на региональном уровне по-настоящему хотят обеспечивать малышей качественным питанием, создают для этого условия.

Сергей Прокопенко (Железногорск) специально для «Секунды».