Общество

В Железногорске продолжается суд по «делу хоровой школы»

Как уже сообщала «Секунда», на скамье подсудимых — экс-директор детского учреждения и еще три сотрудницы. Всех их обвиняют по ст. 159 УК - мошенничество.

Ст. помощник железногорского межрайонного прокурора Светлана Ракова пояснила:

- Занимая должность директора, главная фигурантка оформила в хоровой школе липовые ставки садовника, уборщиц, вахтера, которые на самом деле не выполняли работу. А свою невестку бывший директор оформила педагогом-психологом. По данным следствия, фактически родственница эти обязанности не исполняла. Действиями подсудимых бюджету Железногорска причинен ущерб около миллиона рублей. Бывший директор хоровой школы обвиняется в четырех эпизодах преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК (мошенничество в крупном размере, совершенное с использованием служебного положения).

Отметим, что бывшему директору хоровой школы грозит до шести лет лишения свободы

Уголовное дело рассматривает федеральный судья Игорь Первенков. Подсудимых защищают четверо адвокатов.

На заседании 30 мая обстановка была достаточно нервная: сперва все подсудимые выступили против присутствия корреспондента. Затем возмущение вызвала журналисткая просьба фотографировать в процессе, ее судья удовлетворил. А в ходе допроса свидетелей председательствующий сделал замечание двоим защитникам, которые перебивали гособвинителя.

Одна из свидетельниц рассказала, что в период, когда, по версии следствия, совершались преступления, она ездила к невестке экс-директора в Мытищи. Невестка проживала там с семьей и даже устроилась в местный детский центр. Свидетель рассказала, что иногда видела невестку директора в хоровой школе на общих мероприятиях.

Еще одна сотрудница хоровой школы рассказала, что в музыкальном отделении педагог-психолог не нужен, разве что в дошкольном.

- Никогда не видела невестку бывшего директора на педсоветах. Я была удивлена, однажды заметив в явочном листе не только экс-директора и ее мужа, но и невестку.

Бывшая нянечка, а ныне — уборщица хоровой школы пояснила, что мыла не только помещение группы, но и «определенную ей» часть коридора. А также вскапывала клумбы на закрепленной за каждой группой территории. Допрошенные свидетели поясняли, что не знали о должности садовника в учреждении.

- Какой садовник? У нас ведь и садовых деревьев нет.

Муж одной из подсудимых рассказал, что работал в хоровой школе и просил экс-директора устроить туда жену. Ее приняли на работу, он нечасто пересекался с ней в учреждении.

- Я не знал, на какую должность приняли мою жену. У нас в семье закон: дома о работе не говорить, - пояснил свидетель.

- И вам не интересно было, куда ваша жена уходит, что делает?, - спросила его Светлана Ракова.

«Я своей жене верю, - твердо ответил мужчина.

Как ранее пояснили в прокуратуре, все четверо подсудимых вину не признают. Их защитники отказались дать «Секунде» комментарии.

- Всё скажем в прениях, - пообещал адвокат Николай Аксёнов.

В связи с отъездом одного из защитников, следующее заседание по делу назначено на 18 июня.

Сергей Прокопенко (Железногорск), специально для ИА «Секунда».