Родственники железногорских полицейских, обвиняемых в получении взятки, намерены пикетировать суд

Они называют обвинение обоих участковых кампанейщиной ради отчетности, протестуют против умышленного затягивания следствия. А также против того, что их родных уже пять месяцев держат в СИЗО, не отпуская под домашний арест.

Fw2 ZxlUuQU 753ff

              Это опорный пункт, где, по версии СК, один из участковых получил взятку. Оба задержанных участковых свою вину не признают.

Новость о том, что двое участковых задержаны с поличным при получении взятки, в апреле моментально облетела Железногорск и всю Курскую область.

«В производстве одного из участковых уполномоченных полиции находились дела об административных правонарушениях и проведении административных расследований по ст. 6.1.1 КоАП РФ ввиду имевшего место конфликта в одном из увеселительных заведений города Железногорска. В ходе проводимых мероприятий установлена женщина, совершившая данные административные правонарушения. Желая получить от последней незаконное денежное вознаграждение за незаконное бездействие в виде непривлечения ее к установленной законом ответственности, действуя совместно с коллегой, также участковым уполномоченным полиции, указанные сотрудники полиции неоднократно требовали от женщины взятку в размере 350 000 рублей, угрожая в противном случае привлечь ее к уголовной ответственности.О произошедшем последняя сообщила в компетентные органы.

В результате спланированной операции 12.04.2019 при получении данной суммы денег полицейские задержаны с поличным сотрудниками СУ СК России по Курской области и ОРЧ СБ УМВД России по Курской области», - сообщило на своем сайте курское областное управление Следственного комитета.

 Участковым - 36-летнему Евгению К.и 34-летнему Дмитрию Л. (они не уволены из МВД), предъявлено обвинение по п.»а», «б», «в» ч.5 ст. 290 Уголовного кодекса - получение взятки группой должностных лиц по предварительному сговору, с вымогательством взятки в крупном размере.

Максимальное наказание каждому из них - 12 лет лишения свободы со штрафом до 21 миллиона рублей и с последующим запретом занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 10 лет.

 Дмитрий и Евгений свою вину не признают ни в получении взятки, ни в новых обвинениях: летом СК возбудил против обоих арестованных уголовные дела о служебном подлоге (ч.2 ст. 292 УК), а в отношении Евгения — еще и дело о халатности (ч.1 ст. 293 УК). По версии следствия, участковые в 2018 году составили на восемь горожан административные протоколы с внесением в документы заведомо ложных сведений, а Евгений К. своим бездействием лишал граждан права на судебную защиту. Версия получения взятки в обвинительном заключении изменилась: там сказано, что непосредственно взятку получили не оба (как сообщалось первоначально), а Дмитрий. Но следствие по-прежнему настаивает, что действовали они сообща, по предварительному сговору.

 12 сентября Железногорский городской суд в третий раз продлил участковым срок нахождения под стражей — до 13 октября. Вопреки доводам адвокатов Наталии Собиной (она защищает Дмитрия) и Владимира Латышева (защитника Евгения) - о том, что расследование по 290-й статье УК фактически завершено и их подзащитных необходимо перевести под домашний арест. Евгений и Дмитрий отмечали, что не собираются скрываться от следствия, влиять на свидетелей, обращаливнимание суда на то, что у них малолетние дети (у Евгения второй ребенок родился через две недели после задержания, малыша он видел только на фото).

 «Мне сказали в Следственном комитете: ты виноват только в том, что у тебя находился этот материал (административное дело - прим. авт.)», - пояснил суду Евгений К.

 Но следоваель Евгений Проскурин был непреклонен и ссылался на сложность дела, его большой объем (четыре тома), необходимость допросить свидетелей и т.д. Помощник железногорского межрайонного прокурора Андрей Гридин доводы следствия поддержал.

 Уголовный кодекс РФ, ст. 108 «Заключение под стражу»

«Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется… при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания...»

 «Понимаете, это какой-то 37-й год! Нас никто не слышит. Писали Бастрыкину, Миронову, Жириновскому, Москальковой… Абсолютно глухо! Москалькова, уполномоченный по правам человека при президенте, ответила, что они такими делами не занимаются, - родители и сестра Евгения едва сдерживают эмоции после заседания железногорского суда. – Мы возмущены тем, что в СМИ дали неверную информацию о том, что оба полицейских задержаны с поличным, ведь Жени там даже не было!. Его задержали ночью, из дома выманили. Позвонили и сказали, что ему надо приехать в отдел СК и дать объяснения. Для подстраховки, если обвинение во взятке развалится, «припаяли» ему подлог и халатность. Но его же осенью прошлого года проверяла московская проверка, нарушений не было, ему звание внеочередное дали!…».

 

Родные Евгения рассказали: Ирина (имя изменено — авт.) — женщина, которая, по версии следствия, передала Дмитрию деньги — имеет мотив оговорить участкового.

«Несколько лет назад она подралась в увеселительном заведении, дело, как участковый, вел Евгений, женщину оштрафовали на 200 тысяч рублей Летом прошлого года также в баре Ирина подралась с посетителями, одному из которых рассекла лицо стаканом. Дело об административном правонарушении поручили вести Евгению, и у нее появилась возможность отомстить», - убеждена мама Евгения. По ее словам, в течение двух недель до задержания сына Ирина звонила ему, предлагала прийти к ней домой — якобы, забрать справки.

«Сын ответил, что у него есть рабочее место, куда и надо приходить».

Родные убеждены: и Евгения, и Дмитрия просто подставили.

«Раз в СМИ объявили, что взяты с поличным - теперь следствие сделает все, чтобы их не выпустить, чтобы посадить. Под всеми новостями на эту тему в Интернете «вычищались» комментарии о невиновности ребят. Ведь это же статистика борьбы с оборотнями в погонах. В Москву уже доложили, повышение в званиях, наверное, получили — как теперь на попятную идти? Это машина, перемалывающая судьбы людей. Сын так и сказал: не выпустят. И никому нет дела, что на пакете с деньгами нет их отпечатков», - говорит отец Евгения.

Курский областной суд 19 сентября оставил апелляционные жалобы защитников Евгения и Дмитрия по мере пресечения без удовлетворения.

«Сразу понятно было, какой результат ждать»,- рассказала Яна, жена Дмитрия.

 Если родные Евгения относительно быстро узнали о его задержании, то Яне пришлось бить во все колокола.

«Дима в 10 вечера 12 апреля не пришел домой, я забеспокоилась, позвонила — нет ответа. Звонила постоянно, потом обзвонила больницы — не поступал ли. Бежать искать по городу не могла — не с кем было оставить спящего ребенка. В два часа ночи напрямую позвонила в дежурную часть, там сухо ответили: вам перезвонят. В четыре утра — тот же ответ. В семь утра позвонил Дима и сказал, что задержан, попросил принести ему вещи».

 По словам Яны, в отделе полиции отношение к ней изменилось. «Намекнули, что будет хорошо, если Дима все возьмет на себя. Мол, можно попробовать «перескочить» с получения взятки на мошенничество. И добавили, что «сидеть будет в любом случае».

Пока Яна искала защитника мужу, Дмитрию предоставили адвоката по назначению.

«Дима сказал потом, что его сразу стали склонять к даче признательных показаний. Но добавили, что нет никаких гарантий. Адвокат по договору Наталья Собина сразу отвергла эту «сделку». Когда у Дмитрия появился второй, московский, адвокат, в Следственном комитете удивились: зачем?

 Яна рассказала, что задержанных поместили в разные условия содержания. «Женю — в обычные, а Диму — в одиночную камеру. А там, как он рассказал — постоянно открытая форточка под потолком, до которой не дотянуться. И кипяток раз в сутки».

 Из жалобы адвоката Натальи Собиной Генеральному прокурору РФ:

«От моего подзащитного… неоднократно поступали жалобы на его содержание в ФКУ СИЗО №1 УФСИН России по Курской области. А именно, (его)… поместили в одиночную камеру на четыре дня, где не закрывалось окно и было очень холодно, в результате чего ...(он) заболел. После чего он был этапирован в ИВС МО МВД «Железногорский» для ознакомления с материалами уголовного дела. 30 апреля 2019 г. мой подзащитный вновь был доставлен в ФКУ СИЗО №1... Условия содержания только ухудшились. В одиночной камере отсутствуют розетки, нет возможности даже приготовить чай, форточка не закрывается. При обращении к сотрудникам СИЗО с жалобами и на просьбы перевести в другую камеру, последние не реагируют…. Кроме того, обвиняемому неоднократно предлагали написать явку с повинной и дать по уголовному делу признательные показания…».

«На эту жалобу в СИЗО отреагировали практически мгновенно, - говорит Яна, - Диму преевели в обычную камеру. А через некоторое время к нему приходил какой-то проверяющий. Спрашивал, нет ли жалоб на содержание».

Яна убеждена, что подставили не только Дмитрия и Евгения: «Муж рассказал мне, что почти одновременно с ними полицейскмих задержали в Курске и Курчатове. Один из задержанных говорил.что попал в СИЗО только потому, что в коридоре у его кабинета стоял шкаф, куда женщина сунула пакет с деньгами и сказала, что они для этого полицейского. Я убеждена: все это — просто компанейщина ради отчетности: показать в Москве, что вот, мы работаем, выявляем...».

 Следствие, по словам Яны, явно не торопится:ее муж сам просит следователя Проскурина провести следственные действия по делу.

 Из заявлений Дмитрия Л.:

от 11 июля:

«Прошу Вас провести следственное действие — очная ставка между мной и свидетелем В. (та самая Ирина, которая, по версии следствия, передала Дмитрию взятку — авт.) с участием моих защитников».

 от 7 августа 2019 г.:

«Прошу Вас, в связи с тем, что с момента продления в отношении меня меры пресечения…, с 11 июля 2019 г. по настоящий момент никаких следственных действий не происходит, прошу провести следственные действия: очная ставка и допрос с лицами, которые проходят по ст. 292, ч.2 УК РФ».

 «Очная ставка с Ириной проведена. По ст. 292 допросы проведены, очные ставки — еще нет», - поясняет Яна.

Официальный представитель Управления СК России по Курской области Олег Новиков пояснил 19 сентября, что ничего нового о расследовании этого уголовного дела добавить не может. Он сослался на тайну следствия и на то, что следователь — самостоятельное процессуальное лицо. Вопрос о задержании по подозрению во взяточничестве полицейских из Курска и Курчатова Олег Владимирович также оставил без комментариев.

Следователь Евгений Проскурин от комментария воздержался.

Внезапно свалившееся задержание и обвинения Евгения К. и Дмитрия Л. сплотили их семьи Они всегда «на связи». Сейчас изучают законодательство о митингах и демонтстрациях - в ближайшее время хотят провести пикет у здания мэрии Железногорска, где расположен и Железногорский городской суд. Они знают, что оба официально отведенные властями места для таких мероприятий в Железногорске значительно удалены от мэрии (одна зона — в парке, вторая — у памятника Георгию Димитрову). Но родные будут настаивать: ведь делаются же исключения из правил - например, для коммунистов на 7 ноября. «Мы хотим привлечь внимание общества к той несправедливости, которая творится по отношению к Жене и Диме, - говорят родные обвиняемых участковых. - Нас убеждают, что всё, ребята попали в жернова системы Но мы видим, что даже из этих жерновов можно спасти. Ведь спасли же журналиста Ивана Голунова! Вот и мы будем добиваться, чтобы Женю и Диму отпустили до суда под домашний арест, будем отстаивать их невиновность».

 Они говорят, что другого пути у них нет.

 

Сергей Прокопенко (Железногорск), специально для ИА «Секунда».