Крымская трагедия в воспоминаниях курских волонтеров

В эти дни исполняется пять лет со дня трагедии в Крымске. Два дня проливных дождей привели к внезапному паводку. Город ушел под воду, высота которой местами достигала семи метров. Восстанавливать и расчищать Крымск и прилегающие населенные пункты отправились волонтеры со всей страны. В том числе из Курска.

Как на войне

krimsk1 002a9

Анна вспоминает, что незадолго до трагедии в Крымске переехала в Петербург. Здесь, в городе на Неве, ее и застали страшные новости. Недолго думая, она примкнула к волонтерам, которые собирались отправляться из Северной столицы на ликвидацию последствий трагедии в Краснодарском крае. Их автобус стал первым, отправившимся из Петербурга даже не в Крымск, где на тот момент в основном работали военные и спасатели, а в станицу Нижнебаканскую, которая первая приняла на себя удар стихии. Расположенная выше более крупного Крымска, она была практически полностью уничтожена вышедшими из русла реками и ливнем. Спасение станицы, в которой до трагедии проживало почти шесть тысяч человек, стало задачей в первую очередь волонтеров. Которые в те дни делали действительно невозможное.

Вопрос: отпустит или нет тебя работодатель не стоял. Петербург казалось весь сосредоточился на том, чтобы помочь далеким населенным пунктам. Гуманитарная помощь в Крымск шла со всей страны. Но мало откуда в таком количестве прибывали волонтеры, как из двух столиц. Жители регионов добирались в Москву или Петербург на автобусах, поездах, нередко на перекладных, чтобы примкнуть к отрядам добровольцев.

Ребятам казалось, что они все знают, благодаря информации из новостных лент и с телеэкранов. Но оказалось, что даже лучшие операторы не могли отснять и передать и десятой части происходящего здесь. Работать приходилось не просто в жару, но и будучи при этом достаточно тепло одетым. Резиновые сапоги,  штаны, рубашки с длинным рукавом. Несмотря на то, что всем прибывающим сразу же делались прививки от столбняка и других заболеваний, подхватить заразу было легче легкого. Самая пустяковая царапина могла уложить на больничную койку на несколько дней. Вода и грязь, которые волонтеры ведрами вычерпывали из домов и подвалов, были заражены трупным ядом.  

Потери замалчивались, как могли

Вспоминая сегодня о трагедии в Крымске, Анна признается, что вернувшись после двух недель работы в Нижнебаканской в родной Курск, была поражена новостями с места трагедии, которые транслировались по центральному телевидению. Официальные данные говорили о сравнительно небольшом количестве погибших, несмотря на то, что большая вода пошла на дома ночью, когда местные жители спокойно спали. Для волонтеров стал привычным вид грузовиков, заполненных гробами. Стоит ли говорить, что ни одна из этих большегрузных машин в кадры телеоператоров не попала? О жертвах говорить было непринято. Возможно, где-то более точные данные и хранятся, но когда еще они будут открыто озвучены.

- Мы понимали, что счет погибшим идет на сотни, если не на тысячи. Однако официальные данные… Эти 170 человек на все пострадавшие населенные пункты. Никак это не вяжется с тем, чему мы были свидетелями.

Действительно, уже одиннадцатого июля в СМИ просочилась информация о том, что жертвами паводка стали почти 2,5 тысячи человек. Однако почти сразу же информацию опроверг прокурор края Леонид Коржинек. Он назвали слухи «ложью, не имеющей под собой почвы». При этом куряне, возвращавшиеся из Крымска, уверены в обратном.

«Если поднять статистику, наверняка окажется, что жители пострадавших районов неожиданно начали умирать за несколько дней до сильного ливня. По разным причинам вроде «сердечной недостаточности», «инсульта». Все делалось для того, чтобы не портить еще больше отчетность. Умерших расписывали на другие числа. Но этим занимались не волонтеры. Так что считайте – это просто догадки, - делится с нами еще один собеседник, который предпочел, чтобы его имя не называли. – Но если поверить в официальную версию, остается только предположить, что в то время, как каждая не утопленная машина была на весь золота, кто-то просто ради того, чтобы посеять панику по кругу возил пустые гробы. Видимо, чтобы наблюдатели решили, что погибло больше людей. Или активнее слали помощь. Бред? Почему-то бредом это не считают те, кто говорит о полутора сотнях погибших в результате разгула стихии.

На девятый день после трагедии у трассы ночью выстроились со свечами в руках волонтеры, местные жители, чтобы отдать дань памяти погибшим. Проезжавшие автомобили, преимущественно грузовики с гуманитаркой, сигналили, многие водители не скрывали слез. Слишком много было умерших и слишком свежа память об этом ужасе. И при всем этом – никакой возможности для личных поминок по каждому.

 «Складывалось ощущение, что ты находишься на месте боевых действий, как будто только-только закончился обстрел. Снесенные дома с обрушившимися стенами, оставшиеся без крыш». Другие волонтеры говорили, что примерно так они представляли себе работу ликвидаторов после трагедии на Чернобыльской АЭС. Никакой информации, но при этом редкое единение, ударный труд по расчистке и обеззараживанию.

- Первое время казалось, что здесь трудятся только волонтеры, - рассказывает Анна. – У местных жителей абсолютно опустились руки после случившегося. Они охотно предоставляли уцелевшие машины для развоза гуманитарной помощи, если у кого-то сохранился дом, стиральная машина, предлагали забирать в стирку одежду. Но даже развлечение детей легло на плечи приехавших волонтеров. Один из отрядов занимался тем, что собирал ребят, проводил с ними занятия, играл. Словом, следили, чтобы дети не получили травму, не ходили на особо опасные участки. Помню, в один из дней «отдыха» как раз попала в такую группу. Учила одну из девочек читать. Ребенка не брали в следующий класс, если за лето она не догонит программу. Маме было не до того, чтобы учить с дочкой буквы. Эту работу мы также взяли на себя. Вроде, справились.

И осуждение, и благодарность

На главной улице Нижнебаканской в те дни стоял огромный ангар, в котором был организован склад гуманитарной помощи. Машины к нему шли со всей страны круглосуточно. Нередко волонтеров будили среди ночи на разгрузку очередной партии. Вещи шли не только на пострадавших, но и на самих волонтеров. Первые дни о стирке не было и речи. Негде. Вода – только бутилированная, остальная заражена. Если ты снял рабочие вещи, второй раз их надевать опасно, настолько пропитывались они ядовитой грязью за смену. Соответственно все это шло на утилизацию, а на утро необходимо было одеваться во что-то свежее.

krimsk2 4d28d

 

- Не хватало многого, особенно солнцезащитных средств. Когда мы просили подвезти их, многие косились: зачем, вы здесь что загораете? Но когда проводишь большую часть дня на солнцепеке, на жаре, даже несмотря на одежду сложно не сгореть. Нужны они были и детям, которым хочешь-не хочешь, приходилось проводить время также на улице.

Недовольные приехавшими на помощь волонтерами были. Кого-то не устраивало, что вещи со склада раздавались дозировано. В первые дни особо ушлые местные жители пытались загружать всякой всячиной целые «Газели». В результате у одних всего было с избытком, другим, не менее нуждающимся, не хватало. Волонтеры, работавшие на складе, быстро навели порядок. Следили, чтобы помощь была и адресной, и своевременной. Кого-то не устраивало, что часть гуманитарки идет на нужды спасателей.

- Это происходило не из-за жадности, просто в критической ситуации у людей по другому распределялись приоритеты. Они уже раз остались без ничего, после этого боялись, что поток помощи сойдет на нет, что опять останутся ни с чем.

Но все же большая часть жителей Нижнебаканской была благодарна своим спасителям. Кто-то из местных ночью приехал в лагерь, чтобы отвезти на автобусе уставших за долгий рабочий день ребят на море. «А то что вы кроме грязи и не видите ничего. Как не на юге побывали». Ночное купание не только придало сил, но и вернуло веру в то, что хороших людей у нас в стране все же немало.

Память о ребятах, строивших пешеходный мост через  реку была увековечена мраморной табличкой. Она появилась еще до того, как станица была полностью восстановлена. У въезда в Баканку красовался плакат, наспех выполненный местными жителями: «Люди, спасибо за помощь и милосердие!»

 

 Фото предоставлены волонтерами, а также сообществом "Волонтеры Нижнебаканской станицы" (https://vk.com/bakanka.help)

Мария Яковлева