#засекундудопобеды Опасный прощальный привет

Задолго до Великой Отечественной войны, в 1878 году в самый центр Курска вошла железная дорога. Городская однопутная ветка завершала путь примерно там, где сегодня находится цирковая площадь. Только в конце 1960-х ее разобрали, однако у многих из тех, кто пережил войну, оккупацию, с этой веткой были связаны свои воспоминания. Отсюда разбирали раненых, здесь, стояли вагоны с пленными. Здесь же семье Анны Плаховой был передан опасный прощальный привет от красноармейца брата.

Кириллины были дружной, но далеко не самой счастливой семьей. Еще до революции им пришлось сняться с насиженных мест, покинуть рязанскую деревеньку после пожара, уничтожившего все имущество. Счастья брат с сестрой - Анна и Иван - решили пытать в столице. Затем – революция, устройство Советской власти. Оба создали семьи, а незадолго до Великой Отечественной, в конце 30-х Анна, на тот момент уже Плахова, переехала с двумя маленькими дочками в Курск. С семьей брата отношения поддерживали, ездили в гости, писали письма. А затем – война. Иван добровольцем ушел на фронт, а спустя время в Курск прилетела печальная весть: «пропал без вести», обороняя столицу. Что стало с Иваном Кириллиным семье неизвестно до сих пор. Однако догадок о его судьбе немало. Причем большая часть их родилась в Курске.

Vokzal 9 8c7b9

… Анна работала тогда санитаркой, помогала разгружать вагоны с ранеными, оказывала первую помощь. В один из дней довелось работать на той самой ветке, что возле нынешнего цирка. Здесь же стояли вагоны с пленными немцами, которые вот-вот собирались отправлять. В какой-то момент, когда Анна и еще две женщины подошли ближе к одному из вагонов, в окно его вылетел брошенный кем-то конверт. Находку подобрали. Кто был хозяином конверта выяснить было невозможно. В вагоне давка, полумрак.

Избавиться в последний момент владелец решил от фотографий. Небольшого формата, сделанных, судя по всему, в лагере для советских военнопленных. Большая часть снимков изображала немцев, что-то горделиво внушающих пленным. Толпа арестантов была снята со спины. Все в одинаковой одежде, худые. Только спины-спины-спины… И лишь на одной фотокарточке несколько человек оглянулось на фотографа. Среди одетых в робу арестантов был и он, Иван. К тому моменту, когда женщины дошли до этого снимка, вагоны уже отъехали. Да и кто бы стал их догонять, выспрашивать? Военное время. За связи с врагом не жаловали.

 

Специально ли выброшены были фотокарточки, чтобы передать привет Анне от брата и объяснить его судьбу. Или же это не более, чем совпадение – неизвестно. Снимок, спрятанный курянкой, пережил войну. После Победы она отвезла его жене брата. Вместе утвердились во мнении – он, сомнений быть не может. Вместе же и приняли тяжелое решение уничтожить последнее напоминание о любимом человеке. У Ивана рос сын. Считаться родственником пропавшего, защищая страну, красноармейца было одно. Сыном врага народа – совершенно иное. О мудром решении жалеть не пришлось. Спустя годы сын Ивана Кириллина сделал неплохую карьеру, служил в Бангладеше военным советником. Уже после перестройки, пользуясь связями, а главное – открывающимися архивами, он не раз пытался установить судьбу отца. Но дальше «пропал без вести» в поисках так и не продвинулся.