В Железногорске адвокаты выступили против присутствия журналиста на процессе по «делу хоровой школы»

В железногорском городском суде продолжается рассмотрение уголовного дела о мошенничестве. Как уже сообщала «Секунда», на скамье подсудимых — экс-директор детской хоровой школы, ее невестка и две пенсионерки, все они обвиняются в мошенничестве. По версии следствия, занимая должность директора, главная фигурантка оформила в хоровой школе  липовые ставки садовника, уборщиц, вахтера, а свою невестку оформила педагогом-психологом. В итоге, действиями подсудимых бюджету Железногорска причинен ущерб около миллиона рублей. Бывший директор хоровой школы обвиняется в четырех эпизодах преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК (мошенничество в крупном размере, совершенное с использованием служебного положения), ей грозит до шести лет лишения свободы.

Очередное заседание 1 июля началось с ходатайства адвокатов подсудимых. Они попросили приобщить к материалам дела распечатку репортажа «Секунды» о ходе этого процесса. И высказались против присутствия журналиста на суде.

«Нам не очень понятно, почему (суд- ред.) освещается в такой форме. Свидетели были допрошены, другие свидетели отсутствуют, а здесь (в репортаже-ред) полностью изложены показания свидетелей. И это — в свободном доступе, свидетели могут познакомиться с показаниями (допрошенных — ред.) свидетелей. Мы против вообще присутствия данного представителя, либо чтобы суд ему разъяснил и как-то, может быть, запретил осуществлять в таком виде репортаж…  Возражаем против присутствия данного корреспондента в судебном заседании», - пояснила адвокат главной фигурантки дела.

«Такие действия корреспондента влияют на объективность недопрошенных свидетелей, это сто процентов», - поддержал ее еще один адвокат.

Ст. помощник железногорского межрайонного прокурора Светлана Ракова предложила решать этот вопрос путем обращения в редакцию СМИ. Федеральный судья Игорь Первенков, рассматривающий дело, приобщил к материалам дела распечатку репортажа, но напомнил, что процесс — открытый.  

«Решение о допуске журналиста принималось ранее и больше меняться не будет»,- пояснил он.

После этого суд продолжил допрашивать свидетелей, вызванных по ходатайству гособвинения. Бывшая сотрудница хоровой школы рассказала, что работала там в период своего отпуска по уходу за ребенком неполный рабочий день. Никого из подсудимых, кроме экс-директора, она не знает, ни уборщиц, ни садовника в учреждении не видела. Невестку бывшего руководителя она также не видела. А детям, с ее слов, перед выступлениями психологическую поддержку оказывали сами преподаватели, а не психолог.

Руководитель железногорского филиала одного из банков и ее бывшая подчиненная рассказали суду, как работникам  хоровой школы оформлялись «зарплатные» пластиковые карты. По их словам, карты оформлялись на всех работников учреждения — в т.ч и на вновь принятых. Как пояснили свидетельницы, никто, кроме тех, на кого заводились карты, их не мог получить-  получатель карты должен был предъявить паспорт. В 2014 году договор между хоровой школой и банком был расторгнут.

 

Сергей Прокопенко (Железногорск), специально для ИА «Секунда».