В Железногорске простились с убитым Даней Бирюковым (фото,видео)

 

Проститься с семилетним Даней пришел, казалось, весь Железногорск. Вся территория Свято-Троицкого кафедрального собора, самого большого железногорского храма, была заполнена в полдень 31 октября горожанами, еще не отошедшими от шока. В храме, где проходит отпевание, тоже не протолкнуться. Люди несут и несут цветы, игрушки.

 «За что ребенку такая смерть?» - этот вопрос, как эхо, звучит в приглушенных разговорах у храма. «Уже поминать пора. Девятый день, как пропал, а мы его только хороним»,-  позже заметит женщина, едва сдерживая слезы. Боль от потери, от зверского убийства мальчика, перемежается с ненавистью к тому, кого следствие считает убийцей (что это он и есть, никто из пришедших не сомневается ни секунды). «Урод, скотина! Что тебе, падла, сделал ребенок?!», - то и дело проносится в толпе.

Открываются двери храма: «Скорую, срочно!». Из дежурящего «уазика» по ступеням храма поднимается фельдшер. Даже на улице в воздухе то и дело проносится запах корвалола.

Время словно застыло. Наконец, раздается первый гулкий удар колокола. Открываются двери храма. Люди расступаются, делая проход. По нему проносят икону, портрет Дани, венки. Церковный хор поет псалом. На табличке креста указана дата смерти: 25 октября (Даня пропал 23-го, в Следственном комитете говорят, что дата смерти еще не установлена). Весь гроб — в цветах и детских игрушках. Остальные цветы, принесенные горожанами, погрузят в отдельную «Газель».

Пришедшие разворачиваются и идут за траурной процессией, за воротами храма «растекаясь» в разные стороны.

Всё проходит организованно — позаботилась администрация города. Деньги нам похороны собирали в мэрии, в организациях города, железногорцы несли их в городскую телекомпанию. В мэрии организовали проезд и поминальный обед, там же сообщили: маме Дани материальную помощь оказал Михайловский ГОК.

Даню привозят к подъезду дома, где живет его семья. Здесь не так многолюдно, но не менее скорбно. «Хороший был мальчик. Растили-растили мальчонку, и вот...», - люди утирают слезы, которые не сдерживают и мужчины. Красные гвоздики тихо ложатся на мокрый асфальт перед процессией — Даня навсегда покидает двор, в котором так любил играть…

Второклассник Даня пропал днем 23 октября. Родители думали, что он у дедушки и бабушки, но, узнав, что те в деревне, начали поиски и обратились в полицию. В тот же день в Железногорске, в гимназии, где учился Даня, развернул штаб поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт». Даню искали полицейские, Росгвардия, Следственный комитет, железногорские ветераны боевых действий, сотни и сотни добровольцев со всего Черноземья и из Москвы. За несколько дней число участвующих в поисках перевалило за тысячу.

VYBPgsSOcuk 02561

Железногорск будто застыл. Все ждали одного — хороших новостей. «Мы ждем только два слова: «Найден. Жив», - писали многие в соцсетях. По просьбе следствия и «Лиза Алерт» железногорцы приносили записи со своих авторегистраторов — поисковики надеялись отследить передвижение мальчика. По официальным данным, камера последний раз зафиксировала его переходящим дорогу по переходу в районе своей гимназии.

«У следствия есть данные. позволяющие сделать вывод, что мальчик в городе». - сообщили в Следственном комитете. «Мы полагаем, что мальчика кто-то приютил. Пожалуйста. Сообщите нам. Мы приедем и заберем его», - обращается через СМИ Екатерина Гогина, координатор штаба «Лиза Алерт».

Город полон надежды. Сотни людей, пришедшие в штаб, уходят на очередное прочесывание очередного квадрата. Кто не может искать, расклеивают ориентировки с портретом Дани: «Помогите найти ребенка». Люди несут все, что нужно для работы поискового отряда: батарейки, фонари, еду, воду… «Вы же не можете все время питаться всухомятку», - женщина вместе с сыновьями приносит две огромные кастрюли с борщом…

 ElcMPvMNzSg cac16

Через три дня у «Лиза Алерт» возникли проблемы: кто-то начинает обзванивать добровольцев (они оставляют номера сотовых под постами о сборе) и говорит, что штаб свернут. Что надо идти в другой поисковый отряд. Оказывается, он действительно появился в Железногорске. Но найти его не удалось. В Курске его представитель говорит, что отряд мобильный, помещений не занимает…

Днем позже «Лиза Алдерт» делает официальное заявление: кто-то от имени отряда в Железногорске начал собирать деньги на какую-то карту, якобы — на финансирование поиска Дани. «Наш отряд никогда не принимает денег, ни в каком виде. У нас нет счета в банке, электронных кошельков. Мы принимаем помощь оборудованием, продуктами и так далее».

К 28 октября напряжение, кажется, достигло максимума: шестой день поиска не приносит результата. «Обследовано 40 квадратных километров территории. Следов нет, вещей нет, ребенка нет», - лаконично констатирует Екатерина Гогина. И благодарит горожан за беспрецедентную поддержку поискового отряда.

Еще один день также не принес результата. «Ничего нового», - констатирует курянин Никита Пермяков, который первые три дня, до приезда Екатерины, руководил штабом.

 

Утро 30 октября принесло страшную правду. Даня найден мертвым. В овраге села Трояново, в 20 км от Железногорска. Его убили, до этого надругавшись над мальчиком. По подозрению в убийстве задержан 39-летний сосед Дани. Работник МГОКа Виталий Пащеский. Днем его привозят к многоэтажке. Где живет семья Дани, для следственных действий. Собравшиеся сотни людей едва не сносят кордон из бойцов курского ОМОНа: «У-бий-ца! У-бий-ца! Отдайте его нам! Покажите его нам!» Подозреваемого на несколько секунд выводят из автозака и снова заводят вовнутрь. 31 октября ему предъявят обвинение по ч.2 ст. 105 Уголовного кодекса (убийство малолетнего). Железногорский городской суд арестует на два месяца.

Соседи говорят: обвиняемый был тихим. «На работу, с работы. Мы его и не видели особо. Тихо жил... Почему наши квартиры по четыре раза осматривали, а к нему не заходили?… ». В СК пояснили: мужчина не судим, на работе характеризовался положительно. «Он и в поисках, скотина, участвовал. Придет и говорит нам: такая-то группа создана, мальчика найдут», - пожилой житель дома нервно гасит сигарету. «Мать у него померла весной, может, к лучшему, она бы такого не вынесла. Отец давно ушел из семьи к другой женщине, сестра в Москве живет. Ни семьи, ни детей у него никогда не было», - рассказала пенсионерка Анна Егоровна, непосредственная соседка обвиняемого в убийстве. -  25 или 26 октября я попросила его лампочку заменить на площадке. Вышел, заменил. Дверь в квартиру его была открыта, было тихо. Кто ж знал, что он на такое способен...».

Вечером 30 октября в сквере в центре Железногорска прошла акция памяти Дани. К фонтану горожане принесли портрет мальчика, цветы. Игрушки, свечи. Горе сплотило горожан, сделало их добрее. Весь Железногорск неделю ждал чуда. Но оно не свершилось.

PrHpnAoMBaM 892d3 

Coh Dd5rZug 15740

В середине ноября Дане исполнилось бы восемь лет.

 

 

Сергей Прокопенко (Железногорск) специально для ИА "Секунда"