"Только сын остановил меня от самоубийства". На семью мужчины, расстрелянного росгвардейцем, оказывается давление

В июле мы писали об истории в Солнцево, где сотрудник Росгвардии четырежды в упор выстрелил в безоружного мужчину. И хотя инцидент пытались всячески замять, возбуждено уголовное дело. Но даже после этого давление на семью потерпевшего не ослабевает, а в самой истории появляются новые фигуранты.

 Константин Сычев сидит передо мной за столиков в кафе, руки у него трясутся, он постоянно трет глаза.

- Простите, не могу. Сейчас, вот... Вот фотографии семьи, это жена, сын, ему 12. Это мы в прошлом году на море ездили.

Дрожащими руками Константин достает из портфеля фотографии.

uLEY6yq7WGg b7151

-  Вы успокойтесь, хорошо? 

- Я просто не знаю, что мне делать, только руки на себя остается наложить...

Константин Сычев - близкий родственник Игоря Земляникина. Того самого мужчины, которого на пороге кафе в Солнцево расстрелял сотрудник Росгвардии Алексей Ткаченко. Одна из пуль прошла в нескольких миллиметрах от сонной артерии. 

Читайте по теме В Курской области сотрудник Росгвардии расстрелял мужчину

Игоря Земляникина госпитализировали, а стрелявшего росгвардейца даже не задержали. Через несколько дней Ткаченко появился в больничной палате у Земляникина и предложил не давать делу ход. Но пострадавший был настроен решительно: внезапная агрессия росгвардейца едва не стоила ему жизни и нанесла серьезный вред здоровью, хирурги из областной больницы провели три операции. Поэтому на предложение Ткаченко он ответил отказом. Еще в больнице Игорь написал заявление в прокуратуру и МВД, материалы дела были переданы в следственный комитет. 

YximnahIc1A d40af 7c46f

                                                                           Игорь Земляникин

Уголовное дело возбудили. Но по статье 112 ч.2 п "з" УК РФ ("Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью" - не опасного для жизни человека и не повлекшего тяжких последствий для здоровья, наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.).

При этом после стрельбы  не были проведены экспертизы на алкогольное и наркотическое опьянение. Ткаченко не задержали. То есть человек выпускает четыре пули и спокойно отправляется домой.  А сейчас Алексей Ткаченко продолжает работать в Росгвардии. Он даже не отстранен от работы на время следствия. 

Пострадавший категорически не согласен с такой оценкой. По его словам, Ткаченко расстреливал упавшего на землю мужчину в упор, выстрел за выстрелом, целясь в шею. Земляникин считает, что по всем признакам он просто убивал лежачего, а уж никак не наносил вред здоровью, и лишь счастливый случай не позволил ему довести убийство до конца. Ведь если человек берет в руки оружие и целится в шею, то вряд ли он планирует повредить здоровью. А если стреляет четыре раза подряд?  Недоумевает Игорь и его семья, почему до сих пор представляющий общественную опасность росгвардеец не заключен под стражу, и связано ли это с тем, что его сестра замужем за начальником Солнцевского РОВД.

 Земляникины опасаются давления на свидетелей и на своих родственников. Именно это,по их мнению, сейчас происходит с Константином Сычевым. 

- Только не думай, что дело Сычева с твоим связано, - сказал мне Ткаченко, - вспоминает Земляникин. - Вдруг ни с того, ни с сего сказал.

 Вечером 22 января 2018 года Константин Сычев вместе с женой и сыном ехал по трассе в направлении города Обоянь. На темной дороге он внезапно заметил лежащего  мужчину. Уходя от столкновения, Сычев случайно наехал на ноги этого человека.  Позже экспертиза установила, что погибший находился в состоянии сильного алкогольного опьянения - 6,43 промилле.От столкновения автомобиль  Сычева улетел в кювет, сильно пострадал ребенок. 

- К счастью, остановился водитель, который ехал за нами и видел ДТП, он повез сына в больницу, а я остался на месте, дожидаться полиции. 

На место ДТП прибыла "скорая" и пожарные.

- Водитель по имени Михаил, фельдшер и водитель "скорой", пожарные - все они видели, что погибший лежал на правой полосе, по которой я двигался. Мой автомобиль наехал на ноги этого мужчины. Это же может подтвердить и водитель фуры, двигавшейся следом за мной, - говорит Константин.

Поэтому когда 1 июня следователь Солнцевского СК Бордунова после проведения доследственной проверки вынесла отказ в возбуждении уголовного дела, Сычевы выдохнули с облегчением. Им невероятно жаль погибшего, но ситуацию невозможно было предотвратить.

Но 26 мая Ткаченко расстреливает Земляникина, через несколько дней пришедший в себя Игорь пишет заявление. А дальше происходит следующее: руководитель следственного отдела по Солнцевскому району Морозов отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. И 4 июля дело передают новому следователю, который возбуждает уголовное дело по ч.3  ст. 264 УК РФ (Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека). 

И именно здесь вдруг у следствия появилась нарисованная от руки и никем кроме следователя не подписанная схема, согласно которой погибший лежал на левой полосе, а автомобиль Сычева выехал на встречку и там наехал на мужчину. 

На этой схеме якобы с места ДТП нет ни подписи Сычева, ни подписей многочисленных свидетелей, что уже выглядит неоднозначно. 

- Когда мне позвонили и велели прийти к следователю, я не понял, в чем дело, ведь мне сказали: проверка закончена, вынесен отказ, - вспоминает Сычев. - Помню, зашел, а мне говорят: дело возбудили. У меня голова пошла кругом, да как такое возможно? В голове тогда только одна мысль билась: осталось с собой покончить. Поехал к жене и все ей сказал. Потом домой. Хотел уже... Но там сынишка. Меня только сын и остановил...

- Почему вы так испугались?

- Потому что я связываю это с историей Игоря. Не получилось запугать его, пытаются через меня. Посмотрите на даты. Пока Игорь не написал заявление, вынесен отказ. Стоило ему написать заявление на Ткаченко, дело в отношении меня внезапно возбуждают.  Я не верю, что расследование будет объективным. Несмотря на показания очевидцев, следствие рисует вот такую схему, на которой я якобы выехал на встречку и там сбил человека. При этом до сих пор не найдена та машина, которая ехала передо мной.

- Какая машина?

- Передо мной ехал автомобиль, достаточно близко, я дальним светом до него добивал, поэтому переключился на ближний, чтобы не слепить. Потом экспертиза обнаружила на трупе травмы грудной клетки, тогда как я наехал ему на ноги. А кто переехал его в области груди? Это следствие не волнует и до сих пор не установлено. Понимаете, это село, здесь клановость развита как нигде. Я сейчас буду писать ходатайства в прокуратуру, МВД и следственный комитет о том, чтобы взяли дело под свой контроль. Собирал справки, и когда пришел в больницу...

- Какие справки?

- После того, как мне объявили о возбуждении уголовного дела, мне стало плохо, сердце. Дважды вызывал "скорую", приезжали фельдшеры, они видели мое состояние. И сейчас я пошел в ЦРБ, чтобы взять справки о том, что ко мне выезжали медики. Прихожу, а главврач говорит: "Подожди здесь", и ушел по телефону звонить. Позвонил, выходит и говорит: "Никаких справок". Кому он звонил? Я опешил. Пришел домой и позвонил в областной комитет здравоохранения с жалобой. Так вечером мне из больницы позвонила какая-то девочка молодая и крайне вежливо попросила прийти забрать эти справки. 

tlSR2 nMpLQ f4d55

Это напоминает рассказ родных Игоря Земляникина.  

- Когда папу привезли в больницу, туда приехал полицейский. Он звонил своему начальнику с вопросом: "А что мне теперь делать?", - рассказывал тогда Алексей Земляникин. 

XPWDQrv3vpI 55edc

- Добиться в селе справедливости очень тяжело, - говорит Игорь Земляникин. - Особенно когда фигурирует сотрудник правоохранительных структур, особенно когда у него влиятельные родственники. Я направил запрос районному прокурору с вопросами: почему Ткаченко находится на свободе, почему не проведены экспертизы на состояние алкогольного и наркотического опьянения, почему, несмотря на явное намерение лишить человека жизни, возбуждена статья о причинении  вреда здоровью средней тяжести? В  письме из прокуратуры не было ответа ни на один вопрос. Мне было сказано: уголовное дело возбуждено. Но я спрашивал совсем не об этом. Поразительно, как прокурор изящно ушел от ответов на самые важные вопросы. Наверное потому, что ответить на них нечего.

- Тогда все это начинает напоминать паутину, из которой ты не можешь выбраться. И действия следователя, кричавшего моей жене и  маме: "Ваш сын виновен в этом ДТП!", и врач, отказывающий мне в справках, и Ткаченко, разгуливающий на свободе, после того, как выпустил четыре пули... - подтверждает Сычев. 

Константин Сычев просит прокурора области и руководителя регионального следственного комитета взять расследование этого дела под свой контроль. 

- Мы также обратились к Бастрыкину, - говорит Сычев. - И очень надеемся, что на эту историю обратит внимание "Человек и закон", так как законности этой истории как раз и не хватает.