Почему в деле задержанных братьев Волобуевых до сих пор не фигурирует создание ОПГ? Или как отнимали "Шанталь"

 Бывают такие ситуации, когда всем все понятно, и вроде факты на поверхности, а никто палец об палец не ударит, чтобы эти факты проверить и доказать. После этого многие с деланым изумлением сообщают нам, что в России  «неблагоприятный бизнес-климат»! Да странно, с чего бы ему быть «благоприятным», когда у тебя в любой момент могут отобрать и бизнес, и имущество, и свободу. Причем  используя для этого  следствие, прокуратуру и суд.

Как говорил Марио Пьюзо устами Дона Карлеоне:  «Один законник с портфелем награбит больше, чем 100 невежд с автоматами». Что могут налетчики?  Ну, отнять ценности, деньги... Отнять недвижимость никаким лихим налетом не получится. А вот оформить все по букве закона, обойдя этот самый закон, – вполне. А еще имея уже почти доказанное прикрытие своих афер в лице аж начальника УМВД города! Впрочем, тогда еще   зам. начальника, а ныне томящегося в СИЗО Николая Зайцева. 

Но по порядку.  Два бизнесмена Олег Мухин и Александр Никитин занимались  весьма доходным бизнесом. Парфюмерным. Заработанные деньги вкладывали во многие проекты, в землю, в недвижимость. Неизвестно, что между ними произошло, но случилась ссора.  Формальной  её причиной стал курский бизнес бывших приятелей – ООО «Курская заря» и ООО «Элегия», которым по бумагам принадлежали очень лакомые кусочки недвижимости…

Такие, как например, ресторан «Шанталь». Первый, наверное, в Курске ресторан,  перешагнувший из разряда «элитных забегаловок» в разряд действительно приличной кухни. 

Как говорит теперь Никитин, его партнер Олег Мухин находит в Москве некого адвоката Евстигнеева, который обращается за помощью в Курске к печально известным братьям Дмитрию и Николаю Волобуевым. Последние на тот момент активно подминали под себя бизнес в сфере ЖКХ и "облизывались" на другие сферы. Рассказывают и про "мусорные войны", в которых волобуевцы пытались отобрать у Вадима Шкляра его бизнес. Была в Курске такая история с мусорным полигоном, в которой фигурировал Руслан Сибилев по прозвищу "Робот", которому вскоре предстоит ответить перед судом по обвинению в убийствах двух криминальных авторитетов. 

 Слухи про то, что связи волобуевцев в правоохранительных органах весьма велики, и раньше ходили по Курску. Дело "Шанталя" стало тому ярким подтверждением. Кому и куда только не писал загоняемый в угол Никитин на своих мучителей. Какие только убойные аргументы не прикладывал к заявлениям и ходатайствам. Все бесполезно. 

Против Никитина, по заявлению его бывшего партнера, возбуждается уголовное дело по факту мошенничества. Потерпевшим по этому делу проходил, к слову, Николай Волобуев. И это дело неумолимо ползло вперед.   Иногда, правда, случались «досадные ошибки». Например, как-то заявитель Олег Мухин сам привез следователя по делу Харченко в город Калязин. А потом было тройное признание судом действий Харченко по возбуждению уголовного дела незаконным… Такая настойчивость в «протаскивании» уголовного дела была, конечно, не случайной. Что стояло за этой настойчивостью – взятки, симпатии, упрямство – трудно сказать.  Но тот факт, что по делу сменилось четыре судьи, говорит о многом.

Причем как уже и говорилось выше – Никитина нельзя было упрекнуть в том, что он сидел сложа руки, и никуда не писал. Писал. И много. Но надзорно-следственные органы играли с ним в увлекательную игру под названием «карусель».

Суть карусели  в том, что вы, например, пишете на должностное лицо правоохранительного органа жалобу. Обоснованнную, подкрепленную доказательствами. Однако по вашей жалобе – раз, и выносят отказной. Незаконный, на ваш взгляд. Вы идете обжаловать этот отказной в суд (надеясь на судебную защиту). Предположим, что дело попало к самому беспристрастному судье, который изучив доводы, готов справедливо решить вопрос в вашу пользу и обязать-таки органы следствия принять меры к возбуждению уголовного дела против подлеца-фальсификатора. И вот настает день суда. Вы в предвкушении торжества справедливости наивно ждете явки в суд ответчика. И тут происходит следующее – представитель следствия, придя в суд, приносит постановление своего начальника о том, что еще за пару дней до заседания отказное постановление было отменено. И возвращено на новую проверку. Все. Судья ВЫНУЖДЕН прекратить производство, так как вроде бы ваши права защищаются, и вот даже постановление сам орган его вынесший и отменил… Такая игра в российском уголовном процессе может идти бесконечно долго и эффективных способов защиты от нее в нашем праве не существует.

 Вот и Никитин стал жертвой бесконечных отписок, переписок, отмашек… Никто по его жалобам работать не хотел. Факта существования ОПГ на территории Курской области не признавал. Да и до сих пор не признает, несмотря на все задержания последних месяцев.

В чем причина такой упорной "слепоты"? Ведь сам же следственный комитет в своих комментариях про заказные убийства волобуевцев активно комментировал слаженность группы, иерархичность, планирование, распределение ролей… Может, ответ кроется в том, что высокие покровители банды до сих пор остались в своих креслах.

Иногда кажется, что банда Димы Волобуя была одним большим проектом по перекачке денег и переделу собственности криминальным путем. Но вот откуда и куда эта собственность перетекала, пока ответа  нет. А это важнейший вопрос, ибо смысл существования любой ОПГ состоит в зарабатывании денег. И никак иначе. Идейная ОПГ, не ориентированная на деньги, это уже секта. То есть явно не наш случай.

123 853db

                                                     Николай Зайцев (сверху), Дмитрий Волобуев

Дмитрий Волобуев  недаром окружал себя спортсменами, бывшими силовиками (один из которых , как нам известно, даже работает сейчас водителем у одного из депутатов горсобрания). Похоже Волобуев осознавал, что совокупный багаж связей этих людей позволит им в случае чего сильно затормозить следственную машину. Хватит ли у следственных органов воли вычистить весь этот гадюшник, и самое главное – позволят ли следствию это сделать – вопрос. Например, одного из приближенных Волобуевых, - Дмитрия Харламова, показания на которого давал в суде некий экс-депутат Курского Горсобрания, отпустили под подписку о невыезде. Как так?  Вопрос открыт, потому что по нашим данным, ниточки связей Дмитрия Волобуева тянутся очень высоко. На самую вершину курской правоохранительной и судебной системы.

Как пример  можно привести ситуацию с упомянутым вскользь Русланом Сибилевым. Когда его привезли из Тайланда в рамках экстрадиции, то он  стал активно сообщать о роли Дмитрия Волобуева в организации серии курских заказных убийств. И радостные оперативники областного ОУР оформляли его слова в документы. Но тогда – в 2015 году - кто-то очень властный в курском СК сказал этой теме – СТОП, тем самым фактически спасая Волобуева от ареста и перспективы пожизненного лишения свободы. Вот бы еще узнать имя этого «благодетеля». Чтобы уж по справедливости присоединить к теплой компании в ФКУ СИЗО-1. То есть реальное обнажение всей этой клоаки возможно лишь при настоящей чистке. Проведение которой никто в Кремле (да, да, не курский уровень) скорее всего не санкционирует. Но может хоть уволят по-тихому? 

И после этих уже обнародованных фактов кто-то хочет сказать, что банда не могла помочь отнимать у Никитина «Шанталь»? Серьезно? 

 И вот брат криминального авторитета Димы Волобуя – Николай Волобуев и адвокат Олега Мухина  – Александр Евстигнеев  получили 99% доли собственности ресторана «Шанталь», оставив 0.5% некому гражданину Прохорову Михаилу Анатольевичу. Вообще такие действия не очень-то одобряются кодексом профессиональной этики адвоката. Ну ничего. Евстигнеев эту моральную проблему для себя, судя по всему, решил. Живет и радуется. Никто его статуса адвоката не лишил. Что со всего этого поимел Олег Мухин, трудно сказать. Судя по всему,  кроме мрачной злобы – ничего. А вот имущества лишился. Потому что зло легко вызвать (а иначе обращение за помощью к криминалитету трудно назвать), но вот загнать нечистую силу обратно – в разы сложнее… Потому свое разорение Мухин тоже видимо получил заслуженно, хоть и не до конца.

 Идем дальше. При очередном попадании уголовного дела Никитина и работавших с ним на управляющих должностях Ерохиных в суд,  дело отписали судье Елене Колесниченко. Одной из самых загадочных судей Курска, получившей должность мировой судьи очень быстро по окончании ВУЗа. Где она работала и на каких юридических должностях для получения этого места – тайна. Во всяком случае в письме одному из заключенных, который жаловался на данный факт, квалификационная коллегия судей ответила  весьма туманно. Читаем:

 «Согласно данному документу, в стаж работы по юридической профессии включается работа в органах государственной власти, законодательной, исполнительной, и судебной, а так же в органах местного самоуправления, в профсоюзных, и иных общественных организациях, на предприятиях в учреждениях, организациях любых форм собственности…» Теперь самое веселое: (!) «Лицам, не имеющим высшего или среднего юридического образования, весь период работы на указанных должностях засчитывается в стаж работы по юридической профессии. В стаж работы по юридической профессии включается так же работа на иных должностях, если она непосредственно связана с защитой прав, и законных интересов граждан и юридических лиц, укреплением законности и правопорядка, требует знаний в КАКИХ-ЛИБО (!!!) отраслях права, и умения применять их на практике».

Понимать можно, как угодно, начиная от работы прокурором или адвокатом (без образования!), заканчивая консультантом по защите прав разводчиков сусликов в степных угодиях. Толковать можно без указания конкретики сколь угодно широко. А почему просто нельзя приложить послужной список? Стеснительность?

А потом теряются целые тома уголовных дел, которые оставляют наедине с подсудимыми. Была в Курске такая история с адвокатом Трофимовым. Сперва он наедине знакомился с томами уголовного дела, а потом один том загадочно исчез. Хотя очевидно, что при потере материалов дела ответственность должны нести двое. Подсудимый за хищение, а судья (или сотрудник судебного аппарата) за халатность. Но нет. Квалификационная коллегия судей не видит в этом ничего плохого. Подумаешь.  А вот то, что Елене Колесниченко отдают самые неоднозначные дела – это очевидно. Именно ее назначили отпускать убийц четырех девочек с Волокно. Да, по закону - истекли сроки давности. Но говорят, многие судьи просто отказывались браться за дело. Оно было громким,  сложным и сомнительным. Как и многие дела, которые ложились на стол к Колесниченко.  Например, дело протезиста Алехина, в материалах которого якобы несделанный им протез то был, то не был. Судья постановила, что не был. Но есть и другая информация... Вообще в открытых источниках нет ни одного оправдательного приговора за подписью Колесниченко.

Или вот еще история. Защитником Никитина была некая Нина Ожгихина - ныне осужденная гражданская жена председателя Промышленного районного суда. Ожгихина пришла к Никитину и сказала, что судья прекратит дело после взятки в 100 тысяч доларов. Никитин сдал своего адвоката соответствующим органам, и Ожгихина  была задержана сразу по передаче денег Никитиным.

Непонятно, почему нельзя было пометить деньги радиоизотопным составом и отследить – куда они в итоге попадут.   Оставит Ожгихина себе – мошенница. Принесет судье или второму посреднику – взяткодатель… Но проверять не стали и взяли на месте. Оно и понятно. Неприкосновенность адвоката – условна. Судьи – реальна. Вдруг Ожгихина и правда притащила бы деньги в суд. Что тогда делать? Морочиться с лишением судьи иммунитета, вплоть до Высшей квалификационной коллегии ВС РФ?  Заявление о судебной коррупции – явление чрезвычайное. И проверено должно было быть от и до, а не дежурным задержанием то ли мошенницы, то ли взяткодательницы. И даже после этой неоднозначной ситуации  Елена Колесниченко продолжила рассматривать дело Никитина. Хотя вопрос о конечном пути взятки завис в воздухе. Статья 61 УПК РФ ясно и недвусмысленно говорит о том, что основания для отвода появляются – «если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела».

 

В случае Никитина приговор оказался даже больше чем по максимуму - в два раза больше, чем просил прокурор. Шесть лет лишения свободы.  В то время как за убийство или сбыт наркотиков порой дают меньше. Можно ли его считать объективным, учитывая все обстоятельства данного дела?

Продолжение следует.

И все же мы хотели бы прояснить ряд вопросов:

Располагает ли Следственный комитет РФ данными о связях банды Волобуева Д. В., с должностными лицам органов правопорядка? Если не располагает, то может ли сделать обязательный для исполнения запрос в ОСБ МВД РФ по Курской области и в ФСБ РФ по Курской области с поручением предоставить таковую информацию в случае наличия.

Почему, несмотря на озвученные СК версию об организованных действиях банды Волобуева при совершении заказных убийств, ему и его подельникам не предъявлены обвинения в создании ОПГ?

Располагает ли СК РФ по Курской области данными об участии предполагаемого ОПГ Дмитрия Волобуева в рейдерском захвате ресторана «Шанталь» с привлечении лиц из силовых структур?

Просим Судебный департамент предоставить информацию о том, где  работала до назначения мировым судьей Елена Колесниченко, каков её стаж  и вклад в развитие юриспруденции РФ. Через сколько лет после окончания ВУЗ и с каким послужным списком она получила должность Мирового Судьи?

Так же просим допросить по изложенным фактам Александра Никитина, находящегося в Льговской колонии, как человека, который может располагать информацией о противоправных действиях предполагаемого организованного преступного сообщества Волобуева Дмитрия Васильевича.  

Андрей Кот.