В Курске сирота и мама четверых детей 16 лет ждет обещанное ей жилье

Комната в общежитии, где живет курянка Елена Стерлева вполне могла бы стать интерьером для фильма ужасов: обшарпанные стены, окно, которое приходится подпирать кирпичом, чтобы не открывалось, отсутствие туалета и душа. В этих 16 «квадратах» прописана Лена и трое ее детей, а в середине июня на свет должен появиться четвертый малыш. В таком аду семья живет 13 лет. И это при том, что Елена Стерлева — сирота, и государство по закону давным-давно должно было обеспечить ее жильем. Но... 4 года назад из списков на жилье для сирот Лена бесследно исчезла.

 Свою мать Лена никогда не знала и не видела, родительских прав женщина была лишена сразу после рождения дочери. Девочка росла с отцом в Горшеченском районе Курской области. Но отец стал постоянно пить, и ребенка изъяли из семьи. Когда Лена оказалась сиротой и переехала жить в детский дом, ей было 12.

Дальше — годы в детском доме, учеба в курском профучилище № 14. В 2001 году девушку поставили на учет как сироту, которой положена квартира. Начались ежегодные поездки в жилищный департамент. Лена бережно разворачивает и показывает мне потрепанную от времени справку, в которой ставились отметки о том, что она стоит на очереди.

DSC00073 a7b9e

В этом же году девушка вышла замуж, родила дочь, через два года - сына.

- Раньше не строились новые районы вроде Клыкова и Дериглазова, поэтому с обеспечением квартирами все было очень плохо, - говорит Елена. - Вот эту комнату в общежитие мы со свекровью выбивали 4 года.

DSC00081 ee3d3

Комнатой это сложно назвать, скрипучие полы, обшарпанные стены. Здание абсолютно убогое, в нем нет туалетов и душевых, никогда не было горячей воды. И даже эти несчастные 16 квадратных метров девушке не принадлежат — это муниципальная собственность.

1 4b54f

 

6 29258

9 ca2ff

10 8ba48

- Куда же вы ходите в туалет? - спрашиваю я.

- В ведро, - просто отвечает она. - Моемся тоже в тазу. Дети к бабушкам ездят, а мне стыдно, я вот тут.

Я приезжаю на интервью на 20 минут раньше назначенного времени, и могу наблюдать, как беременная девушка, которой через пару недель рожать, стоя на коленях, поливает себе голову из ковша. Здесь же ведро и раковина,рядом с которой стоит посуда.

4 1fd16

 

- У меня раньше кухня попросторнее была, - Лена показывает направо, - но дочка росла, ей надо отдельную комнату, поэтому переоборудовали кухонный закуток в ее спальню, отгородили ширмой.

7 e524c

- Но как же так можно жить? - не выдерживаю.

- Мы все надеялись, что мне, наконец, дадут квартиру. Муж умер, и я стала вдовой с двумя маленькими детьми на руках. Но даже это не изменило ситуацию.

После смерти мужа девушка снова вышла замуж. В 2006 году родился сын.

- Мы прожили 9 лет в браке, но муж стал пить, я подала на развод. Развелись в прошлом году, по суду обязан платить алименты. Но он не платит, а судебные приставы только руками разводят.

И все же Лена как-то наладила свою жизнь. Мальчишки посещают школу-интернат 5 дней в неделю.

- Я забираю их на выходные и на каникулы, - рассказывает Елена. - Они молодцы, в прошлом году на одни пятерки закончили год, спортом занимаются, на соревнования ездят. Вот недавно в Белгород на футбол. Я бы тоже очень хотела поехать, но это дорого....

Девочка живет с мамой и ходит в близлежащую школу. Одна из стен в комнате полностью завешана детскими рисунками.

- Очень любит рисовать, - поясняет Лена. - Такая талантливая!

3 499a3

Сама Елена до недавнего времени работала продавцом в одном из курских торговых центров. Уволилась незадолго до беременности.

- Меня направили на операцию, восстановление лечение после которой занимало полгода, - работодатель решил, что не может так долго ждать, я его понимаю.

Четвертая беременность обернулась катастрофой.

  • - Я не планировала еще одного ребенка, слава богу, эти выросли, стало чуть полегче, - откровенничает девушка. - отношения с отцом малыша непонятные, сейчас от него нет никакой поддержки. А я только одного боюсь, что придут из опеки, посмотрят на этот ужас, в котором мы живем, и заберут маленького.

Из опеки, к слову, к Стерлевой периодически наведываются — выписывают штраф за условия, в которых растут дети.

- Полторы тысячи, - поясняет Лена. - Однажды я решила, что не буду платить. Вскоре приставы постучались в мою дверь. Те же приставы, которые не могут добиться алиментов от бывшего мужа.

- И ты все равно решила оставить ребенка? - нерешительно спрашиваю я.

- Нет, об аборте даже не думала, - решительно мотает головой девушка. - Если бог дал ребенка, значит, так оно и должно быть.

 

Историю Елены я узнала случайно. Любовь Прилуцкая, директор риэлторского агентства в Курске, случайно познакомилась с Леной, когда та пыталась узнать, как потратить материнский капитал на улучшение жилищных условий. А после знакомства Любовь позвонила в редакцию: «Нужно ей помочь».

- Я приехала к Лене домой и пришла в ужас, - говорит Любовь - Человек буквально выживает, при том, что Лена не отказалась ни от одного ребенка, хотя сама с детства без родителей. И помочь ей некому. Сиротам государство предоставляет квартиры по закону. Почему одним предоставили, а ей нет? Многодетным матерям государство помогает, так почему не ей? Елена не ждет, она что-то пытается делать. Но почему она должна отказаться от тех прав, которые предоставлены ей по закону? Если бы не некомпетентность отдельных чиновников, как следует из отписок, находящихся на руках девушки, она давно бы получила свое жилье.

Сейчас положение семьи крайне отчаянное. Единственный доход на четверых — это чуть больше 9 тысяч рублей — пенсия, которую получают старшие дети по потере кормильца. А что же очередь на квартиру?

- Каждый год я собираю справки и бумаги, бегаю по администрациям, но с 2001 года ничего не изменилось. Недавно была в Администрации Сеймского округа, мне там сказали: «А что мы тебе свою квартиру отдадим, бери и подавай в суд!».

А из последнего письма, полученного девушкой из областного комитета соцобеспечения, вдруг выяснилось, что ни в каких списках Елены нет! И свое право ей действительно придется отстаивать в суде.

Вообще подход курских чиновников к этой ситуации вызывает много вопросов. Например, у Стерлевой нет удостоверения многодетной матери. Она не знает ни о каких льготах, которые ей положены, не знает о том, что в порядке очереди может претендовать на земельный участок. Не знает потому, что когда она пришла в городской комитет соцзащиты и попросила оформить ей удостоверение многодетной, ей ответили: «А оно тебе надо? Иди давай. А бесплатной помощью у нас баптисты занимаются». И Елена ушла.

Когда рассказ о действиях своих подчиненных узнала экс-руководитель городского комитета соцзащиты Светлана Ковалева, ныне возглавляющая областной комитет, она удивилась: «Почему же вы, столкнувшись с грубостью и отказом, не пошли к руководителю?». Елена пожимает плечами. Хотя вопрос риторический. На ее месте каждый второй, получив резкий отказ, развернулся бы и ушел.

- К баптистам я не пошла, а куда идти — не знаю. Пришла в опеку узнать, может, где-то помогают вещами или питанием? Мне сказали: «Дети пенсию получают по потере кормильца? Вот и не жалуйся».

Поскольку двое детей пять дней в неделю учатся в интернате, детское пособие матери тоже не платят, аргументируя это тем, что мальчики находятся на попечении государства. Вот только государство не покупает им одежду, канцелярию для учебы, не кормит их на выходных и каникулах. Напомню, что доход Елены составляет 9 тысяч рублей, из них 3 тысячи она платит за коммунальные услуги. Три тысячи за комнату без туалета и горячей воды.

Помогают соседи. Кто-то отдал кровать, кто-то привез холодильник.

- Даже кошку подкармливают мою, - улыбается Лена. - Я хотела отдать котенка, а дети не разрешили, так и живет у нас уже год.

- А сама что ешь?

- Мне много не надо, чай пью. Иногда свекровь овощей принесет. У меня с обеими свекровями отношения теплые, они внуков очень любят, помогают им.

- А витамины в женской консультации беременным не прописывают разве?

- Калий йодид бесплатно выдали, его и пью.

Мне соседи говорят: «Лена, иди к губернатору, ты же свое по закону просишь!». Я больше всего боюсь, что меня из-за этих условий лишат детей. Придет опека и заберет их. Ведь я не наркоманка и не пьяница, но и сама понимаю, что в таком кошмаре дети жить не могут. Видите окно, я его подпираю кирпичом, чтобы не открывалось. Написала в «Мир детства», попросила поставить мне окно. Получила ответ: «Оно стоит 7 тысяч, поставьте сами, у нас дети тяжело больные в операциях нуждаются». Свекровь меня убедила обратиться к владельцу торговой сети "Европа" Полторацкому, может, обои нам выделит. Было очень стыдно, но мы пошли. Он нас выгнал. Больше ни к кому не обращались. Вещички маленькому я купила. Дети, правда, ругались, что я из их пенсии взяла деньги на малыша. А пошла в магазин посмотреть, сколько стоит кроватка — 10 тысяч. И коляска 10. И что теперь делать....

25 мая вместе с Леной мы побывали на приеме у заместителя губернатора Курской области Сергея Дюмина. Его немало удивило, что многодетная мать не знает о своих правах. Посмотрев бумаги, вынес неутешительный вердикт: за жилье нужно судиться, действительно, сейчас в списках вас нет.

- Но суд на 99,9 % вынесет решение в вашу пользу, - сказал Дюмин. - Я прослежу... чтоб не затягивали.

- А можно пока куда-нибудь переселить Лену? На время суда? - интересуюсь я и показываю фотографии, сделанные в комнате Стерлевой.

- Это Курск?

11 f3041

- Третья Песковская улица. Почему у нас муниципальная собственность в таком виде содержится?

- А может, это не муниципальная, вы бумаги видели, может, это ее собственная? - - защищается чиновник. Елена молча протягивает ему подтверждающие документы. Да, жилье муниципальное.

- Хм... - протягивает Дюмин и стихийно назначает нам встречу с руководителем областного комитета соцобеспечения Курской области Светланой Ковалевой.

Светлана Ковалева ждет нас в кабинете. Таких как Лена у нее много. Матери-одиночки, многодетные, нуждающиеся... Ковалева быстро пишет на бумажке данные девушки: «Так, в городскую соцзащиту я позвоню, они вам помогут с удостоверением и расскажут, что и как вам положено. В социальную гостиную еще... Пусть присматривают за вами, они многодетным помогают. А вот вам список документов, которые нужно собрать для суда. Бесплатного адвоката вам предоставят». Как много прав и возможностей у Елены, оказывается...

- Но как получилось, что Лена пропала из списоков? - спрашиваю я. - Вот письмо, где она значится, а вот — где ее уже нет.

Выясняется, что все крайне просто. В 2013 году законодательство изменилось, и администрация , занимавшаяся формированием списка, передала полномочия по сиротам в соцобеспечение. При этом необходимо было прийти и предоставить пакет документов.

- Но почему Лену никто об этом не уведомил?!

- Вы, конечно, извините, но мы не можем информировать всех, информация прошла в газетах, в интернете.

Я вспоминаю комнатушку в общежитии. Газеты, компьютер? А еще вспоминаю слова Елены: «Каждый год я хожу в Администрацию Сеймского округа, приношу пакет документов. Они их ксерокопируют и откладывают в сторону». То есть с 2013 года никто не сказал Стерлевой, что документы она приносит напрасно, и идти ей надо совсем в другую инстанцию.

Кто-то скажет: ведь мы же в России, здесь надо ходить, добиваться, писать и звонить, с неба ничего не падает. Тогда для чего пишутся законы, согласно которым Елена Стерлева и ее дети давным-давно должны были жить в нормальной квартире. А вместо этого живут в условиях, находящихся за гранью человеческих...

 Надежда Сургина.