Экс-работник Михайловского ГОКа: «Курских психиатров использовали, чтобы меня уволить»

Бывший работник Михайловского ГОКа Сергей Смирнов сейчас готовится оспорить свое увольнение в областном суде. На предприятии настаивают на законности расторжения трудового договора, а врач областной клинической больницы в суде отверг предположения о «немедицинской» психиатрии.

                                                                                                                               Поставили «метку»?

Мы сидим с Сергеем Смирновым на лавочке «бродвея», одного из самых оживленных железногоских тротуаров. Мимо проносятся мальчишки на самокатах, проходят молодые мамы с колясками, на веранде детского сада бегают малыши… А Сергей рассказывает, как его уволили с Михайловского ГОКа — по его убеждению, за инакомыслие, за то, что «слишком умный», за то, что посмел обратиться к высшему комбинатовскому руководству. «То, как поступили со мной — это, я уверен, знак другим работникам: мол, работайте и не «умничайте». Именно так я понимаю суть всей этой истории», - говорит Сергей.

Ему 37 лет. В 2004-м году устроился на Михайловский горно-обогатительный комбинат (МГОК) электромонтером по ремонту и обслуживанию оборудования. За 15 лет работы по специальности, по его словам, никаких нареканий от начальства на качество его работы не было. Время от времени, особенно, в 2018-м, его, как работника с большим стажем, ставили во главе бригады.

- В 2010-м году у меня вышел конфликт с руководством: мне назначили на мой выходной день сдачу ежегодных экзаменов по допуску к работе. Я не явился и получил дисциплинарное взыскание, которое оспорил в суде, - рассказал Сергей. - Суд встал на мою сторону, инцидент, как я полагал, был исчерпан. Я сдал экзамен на допуск, позже мне присвоили шестой разряд. Но, видимо, какую-то «метку» на мне начальство все же поставило.

417873471fe78eb5887f878cbced4775 f39d3

Михайловский ГОК - один из самых крупных налогоплательщиков Курской области и градообразующее предприятие Железногорска

 Из-за роста числа несчастных случаев на производстве в управляющей компании «Металлоинвест» разработали «Кардинальные требования по охране труда и технике безопасности» - по словам Сергея, документ, который руководство его подразделения велело «выучить». «После этого вошло в практику, что тебя твой начальник, да и в принципе любой начальник, в любой момент может остановить и потребовать отвечать по «Кардинальным требованиям...» или иным документам, касающимся охраны труда. И работник должен «отчеканить» ответ. И это при том, что мы сдаем ежегодный экзамен на допуск к работе с оборудованием под напряжением, получаем об этом документ».

                                                                                                                                           «Не то...»

В августе прошлого года непосредственный начальник Сергея решил проверить его знания. Как потом скажет руководство — для его же, Сергея, блага, для повышения безопасности труда. «Я, честно говоря, был не готов к такой «приемке знаний» - по типу, ну-ка, холоп, отвечай барину. Прежде, чем что-то спрашивать, работнику надо что-то дать: провести лекции. Так написано в постановлении правительства и других нормативных актах».

Сергей, по его словам, не уклонился от ответов начальнику. Но тот на его ответы коротко отрезал: «Не то». Что конкретно «не то», какие правильные ответы — ничего не пояснил. Начальник воспринял позицию Сергея, как отказ от проверки знаний, за что электромонтеру Смирнову «срезали» 25% ежемесячной премии. В комиссии по трудовым спорам МГОКа рассмотреть трудовой спор отказались.

9 сентября Сергей написал обращение к управляющему директору ПАО «Михайловский ГОК» Сергею Кретову - попросил отменить приказ о дисциплинарном взыскании, так как требования начальника противоречат требованиям обучения и проверки знаний по охране труда (изложенных в постановлении Минтруда и Минобриазования от 13 января 2003 года №1/29 и приказе Ростехнадзора от 29 января 2007 г. №37).

 Из обращения к директору ГОКа Сергею Кретову:

«Из данных нормативных актов следует, что проверка знаний по охране труда и технике безопасности должна иметь четкую периодичность, быть соответствующе оформлена и являться следствием непосредственного перед этой проверкой обучения, а не проходить произвольно по желанию или возможности какого-либо руководителя. Работник, прошедший неудовлетворительно проверку знаний требований охраны труда при обучении, обязан после этого пройти повторную проверку знаний в срок не позднее одного месяца, и это не является дисциплинарным проступком».

 Сергей попросил руководителя МГОКа пересмотреть локальные нормативные документы, противоречащие федеральным нормативным актам, а также при проведении проверок обеспечить со стороны начальства уважение по отношению к работникам.

 По его словам, ответа на это обращение к исполнительному директору МГОКа он не получил. Сергей Смирнов не исключает, что оно вообще не дошло до Сергея Кретова. Зато могло стать реальным поводом увольнения.

Железногорская межрайонная прокуратура, уполномоченный по правам человека в Курской области, госинспекция по труду и суд не усмотрели нарушений работодателем трудового законодательства, и Сергею Смирнову не удалось добиться отмены дисциплинарного взыскания.

 

                                                                                                                         «Тот самый Смирнов»

В это же время начала развиваться еще одна ситуация, которая, как считает Сергей Смирнов, напрямую связана с его отказом отвечать по ТБ «по щелчку», по сиюминутному желанию начальства.

Дело в том, что профессия Сергея входит в перечень специальностей, работники которых должны проходить обязательное психиатрическое освидетельствование. Как установлено прокуратурой, на МГОКе до 2017 года в нарушение Трудового кодекса такие освидетельствования не проводились. Трудовая инспекция руководству предприятия на это указала, обязав организовать проведение освидетельствований до 1 февраля 2017 года. «Михайловский ГОК» 17 октября 2018 года заключил с Курской клинической психиатрической больницей договор об оказании медицинских услуг по проведению обязательного психиатрического освидетельствования. Цена договора — 1 млн. 156 тыс.125 рублей, освидетельствование одного работника - 375 рублей. По графику Сергей Смирнов должен был пройти освидетельствование 19 ноября.

 «В этот день пройти освидетельствование не удалось — нам сказали, что бланков на всех не хватило, приходите в другой день, - рассказал Сергей. - Я пришел 21-го ноября. Как я видел, заходили на освидетельствование по трое, выходили через несколько минут. А меня пригласили одного. Захожу с паспортом, с военным билетом, представился. Сидит женщина-секретарь и врачи — мужчина и женщина. Секретарь, передавая врачам мои документы, сказала: «Это тот самый Смирнов».

 Дальше, по его словам, получился странный разговор. «Что у Вас за конфликт с руководством?», - сразу спросил врач. Сергей рассказал, что в 2010-м подавал иск в суд и добился справедливости. «А вот при прохождении медкомиссии?..» - уточнял доктор. («Кто-то рассказал этим врачам, что я якобы конфликтовал с доктором. На самом деле я просто заиннтересовался, что было написано в согласии по персональным данным, которое мне предложили подписать. Терапевту моя любознательность не понравилась, она предложила выйти и прочитать бумагу в коридоре. Вот и всё, никакого конфликта не было», - говорит Сергей).

 Врач из Курска рассказал Сергею, что на него имеется не очень хорошая характеристика с работы. Сергей поинтересовался, кто ее написал — оказалось, что бумага была без подписи. Видимо, это смутило даже доктора.

Он уточнил у секретаря «Сможем ли мы его найти позже?» и, получив утвердительный ответ, предложил Сергею прийти в другой день.

 Через два дня электромонтера Смирнова вновь позвали на психиатрическое освидетельствование (именно на освидетельствование, настаивает он). Вместе с ним к врачам пришли и его два начальника. Третья по счету попытка тоже не напоминала освидетельствование — руководство критически высказывалось перед врачами о Сергее. Появилась и характеристика — с подписью начальника Управления технологических аппаратов (УТА) МГОКа.

 Из характеристики:

«Зарекомендовал себя, как посредственный специалист. Не способен или не хочет принимать самостоятельные решения… Несмотря на то, что интеллектуально развит и образован, тяжело сходится с людьми. За период работы друзей в коллективе не имеет. Имеет свою эгоцентрическую модель поведения… Его поступки не находят понимания в коллективе… Психологически неустойчив. Конфликтен. Подвержен резким перепадам настроения… Идет на сознательный необоснованный конфликт с руководством…Представляет опасность для окружающих при выполнении работ в действующих электроустановках...».

 

После этого Сергей попытался выяснить, что же за доктора перед ним, какая их квалификация. По его словам, мужчина назвал себя Игорем Павловичем Ильиным (позже, в суде, это подтвердят оба начальника Сергея, но выяснится, что настоящая фамилия психиатра — Бутылин). Ппотом, по просьбе Смирнова, подтвердил, что является психиатром. А вот женщина-врач сказала лишь, что зовут ее Ирина Владимировна (в списках врачей, которые приезжали на МГОК, указана врач-психиатр Ирина Владимировна Шустрова — авт.). «Свою фамилию и должность она назвать категорически отказалась, заявив: может, вам еще и паспорт показать? После такого чего я сказал Бутылину, что тогда не о чем дальше разговаривать. Бутылин ответил: «Ну, тогда Золотой, 12». Что это значило, мне не объяснили. А Ирина Владимировна сказала Бутылину: вы же видите, он никуда не поедет. После этого я ушел, не получив от врачей какое-либо направление».

 27 ноября Сергей Смирнов вновь получил на работе направление на обязательное психиатрическое освидетельствование. Попытался его пройти в четвертый раз. «Состав медиков был уже другой. Женщины приветливо сказали: заходите. Но, когда узнали мою фамилию, сказали, что пройти освидетельствование у них я не могу, что мои документы уже в Курске. Сказали снова адрес — Золотая, 12.Дома посмотрел в Интернете — это Курский клинический психоневрологический диспансер».

 

                                                                                                      «Почувствовал: будет диагноз»

В этот момент, по словам Сергея, у него сложилось твердое убеждение, что его «гонят» в Курск неспроста. «Есть такое выражение — жалом чую. Вот и я почуял: если поеду — появится диагноз, который не позволит мне работать по специальности. Все детали этой истории сложились в одну картину, и я понял, что кто-то «работает против меня». Все к одному: и характеристика, и присутствие начальства, и «с ходу» вопросы про конфликт, и передача моих документов в Курск. Всё это говорит о том, что ко мне предвзято относились не только начальство, но и вполне конкретные врачи. Впечатление такое, что у психиатров было задание».

 При этом Сергей подчеркивает: он не выступал и не выступает против проведения обязательного психиатрического освидетельствования.

 «Но оно должно быть в рамках закона, без посторонних лиц. И человек, которого освидетельствуют, должен знать фамилии и имена врачей, их квалификацию и получить подтверждение того, что эти врачи относятся именно к тому медучреждению, которому поручена эта процедура».

                                                                                                              Дошло до увольнения

В середине января нынешнего года Сергей Смирнов не прошел ежегодную переэкзаменовку по допуску к работе по профессии. Ему сказали, что он показал лишь 60% знаний, и этого недостаточно. «Хотя нет документа, в котором было бы сказано, какие знания — достаточные, какие — нет», - отмечает он.

Сергею назначили переэкзаменовку на 31 января, но 21 января его отстранили от исполнения рабочих обязанностей, без сохранения зарплаты — за то, что он не представил на работу решение комиссии по обязательному психиатрическому освидетельствованию. На перекомиссию он не пришел, и это стало основанием для нового взыскания. Представить решение медкомиссии от Сергея потребовали к 15 марта, но он в Курск не поехал. «Получилась абсурдная ситуация: меня работодатель отстраняет от исполнения обязанностей, но требует, чтобы я выполнял эти обязанности: явился на повторную комиссию, съездил в Курск на освидетельствование. Ситуация настолько дышала предвзятым ко мне отношением, что результаты и повторной комиссии, и освидетельствования для меня были очевидны. А. «заполучив» от психиатров отрицательное заключение с каким-либо диагнозом, я автоматически не мог бы работать по специальности пять лет», - говорит Сергей.

В итоге Сергею объявили выговор и 12 апреля уволили по п. 5 ст. 81 Трудового кодекса (неоднократное невыполнение работником своих обязанностей при наличии дисциплинарного взыскания).

 

                                                                                                                 «Это были беседы»

Сергей Смирнов обратился в суд за защитой права на труд. Он попросил:

- обязать ПАО «Михайловский ГОК» организовать проведение ему обязательного психиатрического освидетельствования,

- признать характеристику на него не соответствующей действительности и предоставить новую, соответствующую действительности,

- отменить распоряжения и приказы о наложении на него дисциплинарных взысканий (замечание и выговор), а также об остранении его от работы,

- восстановить его на работе и взыскать зарплату за время вынужденного прогула, начиная со дня отстранения.

Представитель Михайловского ГОКа требования Сергея не признал и настаивал, что отстранение и увольнение электромонтера Смирнова были законными.

 

Допрошенный в суде доктор Бутылин пояснил: первые две встречи врачей со Смриновым, включая встречу в присутствии начальства, были просто беседами, а не освидетельствованиями - так что врачебная тайна не разглашалась, диагнозы не назывались. Но, как следует из протокола судебного заседания, отвечая на вопросы ст. помощника железногорского прокурора Светланы Раковой, психиатр Бутылин пояснил: «...именно я проводил освидетельствование, представился своей фамилией….». Сперва врач сказал, что Сергей Смирнов сам рассказал о конфликте с начальством, но позже, отвечая на вопросы Сергея, сказал: «...Возможно, я спрашивал, а Вы отвечали...». Игорь Бутылин признал, что в ходе беседы Сергей Смирнов вел себя корректно. Но отверг предположения истца об использовании психиатров в «немедицинских» целях.

«В первый раз мы не провели осввидетельствование, так как надо было объективно оценить, действительно ли не проводились занятия, заставляли ли Вас во внеурочное время работать, мне недостаточно было бы одной характеристики на вас.23 ноября 2018 Вы с руководством пришли, мы беседовали и с Вами, и с ними… Мне надо было выяснить мнение сторон и составить свое мнение, кто из вас больше прав….», - пояснил в суде психиатр Бутылин.

 

Врач делал акцент на то, что Сергей Смирнов отказался от освидетельствования по месту работы, поэтому его и пригласили в Курск. Как подчеркнул представитель МГОКа, в областной психоневрологический диспансер пригласили и еще одного работника — тот поехал, освидетельствование прошел и сейчас продолжает работать. Сергей считает, что работодатель должен организовать освидетельствование по месту работы - тем более, это прописано в договоре между предприятием и больницей.

 Железногорский городской суд полностью отказал Сергею Смирнову в удовлетворении его требований. Как следует из решения, оглашенного зам.председателя железногорского горсуда Натальей Солодухиной, суд не учел ряд доводов истца. Например, то, что повторная проверка знаний Сергея должна была состояться в период его отстранения от работы. Представители комбината возразили на это: если бы Смирнов пришел на пересдачу, этот день ему бы оплатили.

 В решении суда есть противоречие. С одной стороны, «..Установлено, что освидетельствование не было проведено, поэтому какие-либо результаты Смирнову С.А. не были выданы». С другой — судом установлено, что Сергею Смирнову пройти освидетельствование в Курске предложили «...при прохождении обязательного психиатрического освидетельствования 23.11. 2018 года». Довод истца о том, что его заставляли проходить освидетельствование и отвечать на вопросы при посторонних (т. е., с нарушением врачебной тайны), суд счел несостоятельным. Также суд счел «мнением работодателя» содержание характеристики, представленной врачам на Сергея.

 

«В связи с чем, обязать ответчика представить характеристику, которую желает истец, не представляется возможным», - сказано в решении суда.

 Как рассказал психиатр Игорь Бутылин, эта характеристика находится в медкарте Сергея Смирнова.

 

                                                                                                               «Вспоминаются брежневские времена...»

«У меня сложилось убеждение, что важную роль в этом деле играет статус ответчика, - говорит Сергей. - Михайловский ГОК, за которым стоят «Металлоинвест» и влиятельный Алишер Усманов…. Чем больше я анализирую все произошедшее, тем больше понимаю: психиатров использовали, им просто дали задание: не допустить к работе Смирнова. Чем-то это мне напоминает брежневские времена, когда психиатрия выполняла и немедицинскую функцию, когда в психбольницах «лечили» инакомыслящих, правозащитников. И так, как поступили со мной, на комбинате могут поступить с любым несогласным, в этом я уверен».

 

Сейчас Сергей Смирнов готовится оспорить решение в областном суде. «Секунда» следит за процессом.

 

Сергей Прокопенко (Железногорск) специально для ИА «Секунда».