Банкротство муниципального транспорта: пойдет ли Курскэлектротранс по пути ПАТП?

В прошлом году произошло «довольно неожиданное» банкротство основного автобусного перевозчика города — АО «Пассажирское автотранспортное предприятие города Курска», имевшего собственный автобусный парк, подвижной состав автобусов, штат слесарей, инженеров, водителей и кондукторов, а также 33 маршрута (в том числе несколько безльготных).

Учитывая, что частные перевозчики могут содержать штат машин и персонал, имея только один маршрут, то способ, которым АО ПАТП стало несостоятельным, представить сложно. На остатках былого величия АО ПАТП было создано МУП ПАТП, куда с распродажи имущества старого перевозчика за счет городского бюджета была выкуплена недвижимость и несколько автобусов. Часть неплохих машин выкупили частные перевозчики, а оставшаяся часть продается до сих пор. Новый МУП на настоящее время смог получить только 6 маршрутов (7, 18, 36, 46, 50, 53), 19 ушли частным перевозчикам (большие автобусы сменились ПАЗиками).

ap9tkUPah8Y 87ffe

Финансово-хозяйственной деятельностью другого социально важного и планово-убыточного  перевозчика МУП «Курскэлектротранс» в 2018 г. заинтересовалась Контрольно-счетная палата города Курска, которая в июле произвела проверку документации предприятия. Представленный по её итогам на 38 страницах отчет весьма красочно показал глубоко депрессивное, финансово несостоятельное и умирающее предприятие. 

МУП КЭТ с 2015 по 2017 годы устойчиво демонстрировало убыточную деятельность: -78 млн., -23 млн., -45 млн. соответственно. Основной причиной стало падение доходности от перевозки пассажиров, что объяснялось снижением выпуска, отсутствием исправного подвижного состава и персонала. Пытаясь спасти предприятие, каждый год городской и областной бюджеты возмещали недостаток доходов, так в 2017 г. город перечислил 71 млн. руб., область - 89 млн. руб. Но это не смогло никак повилять на оздоровление перевозчика. 

Аудиторы констатировали, что все оборотные средства организации и часть внеоборотных активов сформированы за счет заемных источников, у КЭТ отсутствует возможность восстановления платежеспособности в ближайшие 6 месяцев. А если возникает необходимость рассчитаться по своим краткосрочным обязательствам, то это возможно только за счет реализации наиболее ликвидных активов.

Судя по действиям предприятия, этими ликвидными активами на практике становятся вагоны, которые сдаются в чермет (каждый вагон весит 20 т и приносит около 240 тыс. руб); за 2018 г. КЭТ сдало в лом трамваев примерно на 3,6 млн. руб. и примерно на такую же сумму были сданы в лом троллейбусы ЗИУ-682. 

 XJBsa4tGuj4 a3a22

Для обеспечения безопасности перевозок по истечению ограниченного законодательством пробега трамваям и троллейбусам необходимо проводить ремонтные работы: ТР (трамваи 70-100 тыс. км, троллейбусы 65-90 тыс. км.), КР (трамваи 300 тыс. км., троллейбусы 270 тыс. км.), КВР (трамваи 1200 тыс. км., троллейбусы 600 тыс. км.) — или отставлять их от эксплуатации.

Так, в 2017 г. Курскэлектротранс должен был выполнить ремонтных работ на 315 млн. руб., а смог провести только на 29 млн. 

Из 24 трамваев текущий ремонт прошли только 7, из 29 троллейбусов — 19. Капитальный ремонт вместо 12 трамваев прошли 8, из 18 троллейбусов 4. КВР проведен не был ни одному из 6 запланированных трамваев. В связи с этим возникает вопрос: эксплуатирует ли КЭТ трамваи и троллейбусы с перепробегом? Увы, этот вопрос находится уже вне компетенции контрольно-счетной палаты. 

Капитальный ремонт рельсо-шпальной решетки не проводится из-за отсутствия средств. Замена 9,4 км сталеалюминевых проводов на медные на троллейбусных линиях переносится из года в год как минимум с 2014-го. Ремонтные работы на тяговых подстанциях (замена 24 выпрямителей, 12 катодных выключателей) также проведены не были, что негативно влияет не только на обеспечение безостановочной эксплуатации трамваев и троллейбусов, но и на безопасность самих перевозок. 

THa0cCx0Jos 688f2

 Из-за маленького выпуска трамваев (из-за неисправностей) и троллейбусов (из-за недостатка водителей) естественно происходит падение пассажиропотока и соответственно доходов. Так в 2017 г. по сравнению с 2016 г. падение реализации разовых билетов произошло на 20 млн. до 118242,60 тыс. руб.; месячных проездных на 3 млн. до 10107,02 тыс. руб.; социальных проездных на 4 млн. до 40697,00 тыс. руб. 

На отдельно взятом трамвае падение разовых билетов в 2017 г. составило 15,696 млн. руб. При этом если произвести на основании полученных от работников данных о «левачестве»  кондукторов и водителей расчёты, то по итогу получается сумма около 7,8 млн. руб. потерянных доходов КЭТ. Повторимся, это только на трамвае. 
Самой значительной статьей расходов является заработная плата, на которую тратится 155 млн. руб. в год. Второй по затратности — электроэнергия — 65 млн. руб. 

Экономически обоснованный тариф на перевозку пассажиров 2017 г. составлял 24 руб. В 2018, согласно недавно озвученной директором департамента транспорта информации, - уже 25 руб. Рост вполне естественен при падении выпуска и пассажирооборота. С такой динамикой одна поездка на электротранспорте будет обходиться в будущем всё дороже и дороже. 


Эксплуатация системы АСКОП (автоматизированная система оплаты проезда, оператором которой является ГУП «Регион-Курск» - прим. "Секунда") обходится предприятию 4 млн. руб. в год и лидирует среди всех косвенных расходов. При этом у администрации КЭТ есть вопросы к объективности отчетов (занижение числа льготников), предоставляемых  ГУП «Регион-Курск». 

AHWDWTETnN4 caff3

Пытаясь уменьшить расходы, КЭТ сократил всех уборщиц, заключив контракт с клининговой фирмой ООО «Евроуборка плюс» за 350 тыс. в год. Качество уборки трамваев и троллейбусов в итоге могут оценить все пассажиры: грязь в салонах уже стала нормой. Хотя что можно ожидать за 29 тыс. в месяц?
Услуги ГЛОНАСС и связанная с ним диспетчерская связь (от МУП ЦДС) обходятся в 836 тыс. руб. 

Стоит отметить, что "Регион-Курск" является де-факто на рынке региона монополистом и подсадил на свои услуги все государственные организации (проекты информатизации школ, больниц, ЗАГСов, органов власти и, конечно, транспорт). Таким же монополистом является и ЦДС только в транспортной сфере. 

Убытки от перевозки пассажиров дополняются еще долгами. Общая сумма которых в 2017 г. составляла 168 млн. Среди них: электроэнергия (86 млн.), запчасти (9 млн.), отчисления в фонды (26 млн.), налоги (22 млн.), кредиты и займы (24 млн.). 

Интересным представляется просроченный займ от ООО «Группа компаний «Промресурс» в размере 50 млн. Ведь именно из этой компании в Курскэлектротранс пришел её генеральный директор Виталий Наумов. И именно за счет этих средств наводился первоочередной лоск: ремонт диспетчерских, депо и прочие мероприятия, которые позиционировались в СМИ как кардинальное изменение работы КЭТ после ухода Александра Сергеева, который, кстати, оставил предприятие в хорошем состоянии. 

RKj8PVG0ESw d59f3

Возникал вопрос и по нецелевому займу предбанкротному АО ПАТП в размере 6 млн. В КЭТ аудиторам Контрольно-счетной палаты объяснили, что таким образом город поддержал ПАТП, так как другим способом городской бюджет не мог перевести средства акционерному обществу. Стоит отметить, что такая схема уже использовалась в 2008 г., когда администрация хотела пополнить автопарк ОАО ПАТП и купила автобусы «Неман» для Курскэлектротранса, а он уже «подарил» их ПАТП. 


В начале 2018 г. администрации города хотела хоть немного улучшить состояние предприятия и сразу авансом перевела на счет МУП КЭТ 78 млн. (27 млн. за школьников, 51 млн. компенсация межтарифной разницы). Но вся сумма сразу ушла на погашение долгов по НДФЛ и отчисления в фонды. В первом полугодии 2018 г. предприятие также продолжало копить долги. А учитывая падение пассажиропотока и небольшой выпуск, можно смело констатировать, что по итогам 2018 г. состояние МУП «Курскэлектротранс» значительно ухудшилось.

Сейчас для его реабилитации необходима не только смена руководства, за 8 лет вогнавшего предприятие в долги, но и вливание, по меньшей мере, полумиллиарда рублей для обеспечения нормального функционирования трамвайно-троллейбусной системы.

Илья ШПАКОВ специально для ИА "Секунда".