В центре Курска семья с маленькими детьми живет в доме, стоящем на деревянных подпорках

Дом № 45 по улице Ватутина был построен до 1900-го года и принадлежал курскому купцу. Позже был разделен на две половины.  Возможно, дом простоял бы еще многие годы, если бы несколько лет назад половина здания не перешла в муниципальную собственность. Город вместо того, чтобы привести имущество в порядок, бросил его ветшать. Сейчас находиться здесь опасно для жизни. А во второй половине дома, которая расположена прямо над муниципальной, живет семья Светланы Анпилоговой, ее дочери, маленькие внуки. Эти люди за свои деньги вынуждены докладывать кирпичи, ставить деревянные подпорки, чтобы их часть здания не рухнула вместе с жильцами.

74qhGeo bCU 44f01

                                        половина дома. принадлежащая семье Анпилоговых

vCx5Y011sHM 5d937

                                                                      Половина, принадлежащая муниципалитету

knqLPAud5sE 8cce6

lqBEHcAe0X0 f82f8   8cVWCZPFzlg 7bd5d

                                       Деревянные подпорки Анпилоговы ставили самостоятельно, а также укладывали кирпич, меняли  газовые трубы

NARf0tXD2vA 94d72

                                                                                              Через трещину в стене видно улицу

9rWvKbis6vQ 80b5f

                                    В таком состоянии находится муниципальная половина дома. В начале 2000-х было сильное половодье, вода хлынула в дом

KLgsPtMCvIc 191ba

DzJA1Li JU 0c90b

                                 Новые трубы прокладывали за свой счет, следят за их исправностью тоже сами. Обслуживающие организации в дом на Ватутина не суются уже 10 лет.

 Этот дом семья Анпилоговых получила от курского Облпотребсоюза в 1973 году, через 20 лет свою часть дома они приватизировали. Здесь родились две дочери, не так давно появилось двое внуков. Сейчас на Ватутина, 45 прописано семь человек. 

Вторая часть дома принадлежала другой семье, но они вели асоциальный образ жизни, и здание стало приходить в негодность: текли трубы, по стенам пошли трещины.

KcQEgMeKZuk a0f8d

                         Светлана показывает фотографии. сделанные после отъезда соседей

 После того, как у Анпилоговых из-за соседей перекосились дверные проемы, они забили тревогу и стали писать письма в Облпотребсоюз. Там решили избавиться от проблемной собственности и передали неприватизированную часть дома муниципалитету, заплатив сверху 435 тысяч рублей на восстановление.

BPCfJhiefyw 8797f

Помимо части дома городу перешла и половина земельного участка.

Уже на этом этапе появляется нестыковка. По закону муниципалитет не имеет права принимать на баланс здания в аварийном состоянии. А дом на Ватутина был именно таким, это подтвержают и заключения МЧС, и жилинспекции еще в 2004 году. Но город взял и дом, и деньги на его восстановление, и кусок земли. Были ли проведены работы по восстановлению? Нет, абсолютно никаких.  

- Мы пытались выкупить эту часть дома, готовы были вкладываться в реконструкцию, но нам выставили совершенно неподьемные условия, - рассказывает Светлана Анпилогова. 

В 2007 году соседи Анпилоговых получили две квартиры на Мыльникова и благополучно съехали. Анпилоговы остались в аварийном доме.

Хотя в 2004 году глава регионального МЧС Василий Зубков вынес предписание устранить все нарушения в доме, так как для проживания он непригоден.  Ничего не было сделано, здание продолжало ветшать, а оставшиеся здесь люди изо всех сил  сохраняли его устойчивость. Светлана Анпилогова достает из громоздкой папки письмо еще на мэра Суржикова и на Николая Овчарова, возглавлявшего на тот момент комитет по управлению муниципальным имуществом. Чиновники 14 лет переписываются с Анпилоговыми, а проблема так и не решена. 

Семья обила пороги всех инстанций, пытаясь донести до властей, что жить в доме опасно. И в 2008 году их включили в программу расселения из ветхого и аварийного жилья. Вскоре предложили двухкомнатную квартиру на Клыкова.

- На тот момент нам принадлежала не только часть дома, но и земля в равных долях с комитетом по управлению муниципальным имуществом. Я платила за эту землю налог. 

Сейчас в администрации города утверждают, что Анпилоговым предлагали две квартиры, при этом вторая не фигурирует ни в одном документе. Ее нет нигде, кроме как в словах чиновников. А по факту было так: Анпилоговым предлагали двушку за их часть дома (48 кв.м), а три сотки земли в самом центре Курска? За него не давали ничего. По сути город, очевидно, рассчитывал получить землю просто так. При этом не нужно объяснять, сколько стоит земля на Ватутина. 

- Для нас это было неприемлемо. Этот обмен не то что неравноценный, это просто обман людей, - говорит Светлана. 

Не хотите - не надо, решили в администрации и исключили семью из программы переселения в 2011 году. Дом на тот момент не перестал быть аварийным. 

В 2014 году к Светлане постучался сосед с вопросом: "Когда переезжаете?". Женщина удивилась, а мужчина кивнул на заламинированную табличку. которую повесили на ее доме: "До декабря 2014 года дом будет расселен". Выяснилось, что в регион пришли федеральные средства, на них жителям аварийных и ветхих домов построено новое жилье на улице Октябрьской. Анпилоговых ждала квартира площадью 48 квадратов в трехэтажном доме эконом-класса. Об участке снова ни слова. Но люди, доведенные до отчаяния, стали паковать вещи, продали мебель. Светлана кивает в сторону комнаты, где стоят коробки. Стоят уже 4 года. 

- На тот момент состоялось судебное заседание, где вынесено решение, что постановление администрации об изъятии жилого помещения без земельного участка незаконно, - говорит Светлана. 

Но несмотря на судебное решение, ничего не изменилось. Чиновники утверждали, что Анпилоговы должны передать землю муниципальному образованию. 

 Параллельно в строящемся доме на Октябрьской развивалась своя история. Когда приехала инспекция проверять, как осваиваются федеральные деньги, она пришла в ужас: в подвале стояла вода, в доме было зафиксировано множество недочетов при строительстве.

042104.2 4e34a

                                                                                  Фото из нового дома на Октябрьской 

 Переезжать из одного аварийного дома в другой, даря городу три сотки земли, Анпилоговы отказались.

- В 2016 году по записи я попала на прием к главе города Николая Овчарову, у него были собраны представители ЖКХ, архитектуры, земельный комитет. Я была в шоке, меня оскорбляли, называли шантажисткой, мол, вам предлагали жилье, а вы артачитесь. На резонный вопрос: "Почему я должна дарить городу свой участкой, за который я плачу налоги?" мне откровенно рассмеялись в лицо: "Ты ненормальная? Зачем ты платишь налоги?". Позже в администрации мне предлагали: "Вы подпишите сейчас документ на квартиру, а мы вам потом что-нибудь подыщем". То есть люди не гнушаются даже такими методами, лишь бы добиться своего. Я ничего не подписала. "Нам надоело вас слушать, идите", - завершил разговор Овчаров. 

Администрация города оценивает эту землю в 1 миллион 700 тысяч. Независимая экспертиза почти в 4 миллиона рублей. 

 Уполномоченный по правам человека Курской области занимается историей семьи Анпилоговых с конца прошлого года. 9 декабря им был направлен запрос в прокуратуру. Вас удивит информация о том, что запрос потерялся в пути и на него до сих пор нет ответа?

- С 2016 года нас никто не беспокоит, никто не приходит и не звонит. Дом вот-вот рухнет, внизу он прогнил насквозь, - резюмирует Светлана. 

А что администрация? Как будто выжидает, когда же ситуация разрешится сама собой. Варианта здесь два: измученные страхом люди откажутся от своих прав на этот участок земли и подарят его городу. Или дом рухнет, погребая под собой женщин и маленьких детей. И только эта трагедия обнажит алчность отдельных чиновников. 

Редакция просит считать данную статью официальным запросом в прокуратуру Курской области и просит дать правовую оценку действиям администрации города Курска. А также в ГУ МЧС по Курской области. Просим разъяснить, насколько проживание в доме по адресу Ватутина,45 угрожает жизни и здоровью жителей этого дома. И какие меры будут приняты для того, чтобы избежать обрушения здания и человеческих жертв? 

 Надежда СУРГИНА.