Почему молчит прокурор города Курска? Как проявляется странная "слепота" надзорного ведомства в громких коррупционных скандалах

Последний год ознаменовался для Курска сразу несколькими крупными коррупционными скандалами. Виновные до сих пор не понесли наказание, их имена не известны общественности. При этом всплывают все новые и новые факты круговой поруки и хитрых коррупционных схем, об одной из них расскажем ниже.  И все это при молчаливом попустительстве надзорных органов. 

История первая. МУП ЕРКЦ

Всем известная ликвидация  МУП ЕРКЦ с выбрасыванием на улицу полутора сотен людей и полным бездействием  правоохранительных органов - первый любопытный факт. Около 2,5 лет, вся большая правоохранительная машина силовых структур РФ в Курской области натуральным образом буксовала по отношению к предполагаемым преступникам. Да и сейчас успехи следствия, прямо скажем,  не впечатляют. По имеющейся в распоряжении редакции информации, виновным в преднамеренном банкротстве муниципального предприятия хотят назначить «стрелочника» - пришедшего на полупепелище и бессильного что-либо сделать господина Акшенцева, который не принимал непосредственного решения о банкротстве предприятия (а такие решения принимаются на уровне городского руководства), не увольнял людей, а наоборот пытался как-то наладить работу старательно убиваемого учреждения. 
Уволенные люди, обившие все пороги и уже потерявшие всякую веру в справедливость не верили никому, и только принципиальная позиция отдельных сотрудников ФСБ и областной прокуратуры, причем на самом верху, позволила сдвинуть проблему с мертвой точки. И то – не до конца, и в ручном режиме.

История вторая. Городское освещение 

Следующий  факт бездействия должностных лиц, надзорных и силовых структур при прямых признаках воровства - инцидент с хищениями из городского бюджета 250 миллионов рублей на якобы улучшение городского освещения в Курске. История тоже крайне мутная, и учитывая то, что в ней замешаны огромные деньги, она может закончится для фигурантов хорошо и безболезненно. Ведь пока, несмотря на то, что фигурирующая сумма ущерба, много больше дефицита бюджета Курска на 2018 год (он ожидается 217 млн рублей), ни задержаний, ни арестов  произведено не было. Хотя, казалось бы, – что там особо расследовать? Есть подряд, есть приход денег, есть невыполненные работы, есть чиновники, которые должны были по данному факту провести проверку и передать материалы «куда следует», но этого не сделали. Все! Экспертизы, исследования, проверка счетов – все это детали технические. Но чем несколько месяцев занимается следствие – непонятно. Особенно неприятен тот факт, что дело по этой афере (как  и по ЕРКЦ),  возбуждено  было на 50% благодаря новому областному прокурору Алексею Цуканову, занявшему в этих вопросах крайне жесткую и принципиальную позицию. Получается, для того, чтобы возбудить дела по столь очевидным преступлениям, требуется прямое вмешательство высшего надзорного лица в области. И даже при этом виновные лица (действительно виновные, а не те, на кого это пытаются спихнуть), поплевывая на закон, уходят от ответственности. Этот факт красноречиво свидетельствует о силе и сплоченности тех, кто стоит за данными аферами.

История третья. Фонд капремонта

Третьим нашумевшим фактом  стало возбуждение в 2017 году  уголовного дела по таинственной пропаже 26 миллионов рублей из фонда капитального ремонта Курской области. И снова областная прокуратура и Цуканов. И это уже нехорошая закономерность, когда фактически главный областной правоохранитель (напомним, что согласно ст. 8 ФЗ РФ «О прокуратуре», именно - Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют деятельность по борьбе с преступностью органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов таможенной службы и других правоохранительных органов.) должен лично вмешиваться в ситуацию, преодолевая (и будучи не в силах преодолеть полностью) мощнейщее сопротивление местных друзей-товарищей из администрации в смычке с иными должностными лицами. И возникает вопрос: а что делают в Курске нижестоящие прокуроры? Например, те, в чьем ведомстве находится город, ведь выше перечисленные истории - городская "вотчина". Это факты, которые требовали прокурорского вмешательства, как пустыня воды. А вмешательства не было.
 
Логика такого поведения нижестоящих надзорных структур могла быть и такой:  дела тонкие, денежные, прокурор области про них может узнает, а может и нет… И ему – Цуканову – хорошо… Он не местный. Приезжий «варяг». Налетел, шашкой помахал, да и уехал через пару лет на повышение в Москву, а нам здесь жить… И родных на теплые места пристраивать. А их – теплых мест – в общем немного. И все требуют, как знакомств, так и благорасположения местных властей. А как этого расположения проще всего добиться? Да просто! Не будь излишне внимателен, и благодарность не заставит себя ждать.
К сожалению, в условиях российских реалий логика поведения такой может быть с большой долей вероятности. Потому что иначе можно заподозрить городских прокуроров либо в тяжелой форме расстройств органов чувств, либо в полной профессиональной некомпетентности, так как многие факты слишком очевидны, чтобы их не замечать.

История четвертая. МУП "Водоканал"

Всем известна такая организация, как МУП «Водоканал» города Курска. Именно сюда мы платим деньги за услуги водоснабжения, подчас ругаясь на необоснованно завышенные суммы платежей. Ну а где тут предмет для усиленного прокурорского надзора? На условиях анонимности один высокопоставленный правоохранитель региона рассказал нам о чудесной схеме, которой успешно пользуются в организации. 
Оказывается, если подсчитать всю добытую предприятием воду из всех курских водозаборов и сопоставить с платежками по воде, которые «Водоканал» принял в счет платы за услуги, то объем добытой воды будет едва ли не на треть меньше объема воды проданной. Как так и что за деньги из воздуха? Ответ прост, и он кроется в начислениях по тарифам.
Эти доходы очень похожи на "левые". И у простого обывателя  могут ассоциироваться со словом "мошенничество".  Может, еще с добавлением фразы – «группой лиц, по предварительному сговору»? Кому как нравится. А главное, по словам нашего собеседника, что заниматься этой темой и перекрывать «живительный источник» никто не хочет. 
До недавнего времени, этот факт вполне мог объясняться тем, что в МУП «Водоканал» на руководящей должности работала супруга арестованного вице-мэра, экс-начальника городской полиции  Николая Зайцева, и он вполне мог обеспечивать предприятию «крышу». Но Зайцев сидит, супругу в должности понизили, и вроде покровителя то и нет, а история продолжается. Значит, дело не только в Зайцеве.
 
А в ком, выяснить несложно.  Ведь суммы, цифры и объемы - вещи реальные, а математика - точная наука. Просто надо проделать нудную и долгую техническую работу. И все. По словам того же источника, доказательством того, что «Водоканал» является по сути «прачечной» городской власти по отмыванию денег, является тот факт, что именно водителями «Водоканала» числится огромное количество личных водителей курских чиновников, и множество автомобилей администрации города также официально стоят на балансе именно там. И эта информация тоже очень легко может быть подтверждена или оповергнута органами МВД и ФСБ. От себя добавим, что именно со счетов «Водоканала», как нам пояснили уволенные из МУП ЕРКЦ люди, им в декабре-январе 17-18 года выплачивалась задолженность по заработной плате. И просто удивительно, что "водный бизнес" процветает много лет. 

История пятая. Диктофонная запись Абрамовича

 А вот и еще интересная информация. Поставщики ресурсов в сфере ЖКХ региона (как тот же МУП «Водоканал» и «Квадра») могут использоваться для «протаскивания» заказных уголовных дел в отношении неугодных под предлогом воровства ресурсов. В то же время «близкие к трону» могут по сути воровать сотнями миллионов и оставаться безнаказанными.   В апреле  2015 года в своем кабинете при поддержке бойцов ОМОН  по подозрению в совершении ряда преступлений, предусмотренных ст. 159 и 138.1 УК РФ, был задержан гражданин Израиля  Игорь Абрамович. Ему помимо обнаружения флэшки-диктофона для скрытой записи, инкриминировали еще и следующую мошенническую схему:  в 2013-2014 годах, он, являясь фактическим владельцем ряда управляющих компаний, оформленных на подставных лиц, обманывал ресурсоснабжающие организации. Собирал с жильцов деньги за тепло и воду, и, по версии следствия не перечислял их «ресурсникам», а просто присваивал платежи себе. Подсчитанный ущерб составил 7,5 миллионов рублей, и эта сумма, вместе с обнаруженным у Абрамовича спец-диктофоном, потянули по совокупности на два года шесть месяцев лишения свободы. И казалось бы, можно только радоваться тому, что посадили очередного мошенника. Но дело в том, что по словам наших собственных источников в полиции, причиной возбуждения дела против Абрамовича  стало не воровство денег у ресурсоснабжающих компаний, что в курских реалиях есть дело привычное, а тот самый спецдиктофон. Вернее, сделанная на него запись вымогательства у Абрамовича взятки одним очень высокопоставленным должностным лицом. Копий записи Абрамович не сделал, и файл этот впоследствии благополучно был стерт на флэшке-диктофоне сразу после задержания. 
Конечно, можно сказать, что это домыслы, и в реальности именно воровство денег стало основанием для преследования горе-директора. Но при ближайшем рассмотрении эта версия не выдерживает критики. Дело в том, что поставщики ресурсов проявляют в деле отстаивания своих законных интересов странную изобретательность и избирательность. Прямо показывают, что одним воровать можно, а другим – нельзя. И  ущерб от тех, кому можно, составляет  не жалкие 7.5 миллионов рублей, а только лишь для одних УК «Управляющая компания г. Курска» и «Управляющая компания Курска», возглавляемых господином Мяснянкиным, он вплотную приближается к 100 миллионам рублей. Рублей, точно так же собранных в прошлые годы с жильцов домов и не перечисленных поставщикам. Однако по взысканию этих суммам для "Квадры" и «Водоканала» есть строгое «табу». Иски в суды на недобросовестных посредников и справедливые заявления в полицию они почему-то не подают. Привлекать гражданина Мяснянкина и иных интересных ли, к гражданской и уголовной ответственности не спешат, молча «даря» эти гигантские суммы и возможно закладывая компенсацию убытков в платежи для  курян. 
 
При этом, например, «Квадра» имеет формальное право не подавать заявление, так как организация это частная и сама решает, где проявлять активность, а где нет. Повторяем – чисто формально, потому что в реальности сложно поверить, что такие суммы прощаются просто так. Ну в самом деле попробуйте залезть в офис «Квадры» и украсть из сейфа 100 миллионов рублей. Приготовьтесь впоследствии получить за это самое тяжелое наказание.  А в случае с ЕРКЦ прямо царская милость. Но повторимся, «Квадра» имеет хотя бы формальные основания не писать заявление. А вот МУП «Водоканал» такого права не имеет, так как является бюджетной организацией, и любая кража из ее фондов есть кража из народного кармана. Но нет. «Водоканал» тоже молчит, и как мы полагаем, даже речи не ведет об уголовной ответственности расхитителей. 

И если «Квадру» прокурор не может заставить писать это заявление, то «Водоканал» - вполне даже в его силах, учитывая, что речь идет об украденных по сути средствах бюджета. Но активности прокурора в выявлении мошенников и их пособников тоже не наблюдается. Что интересно, в оценке деятельности органов прокуратуры есть такая статья – сумма возврата похищенного. И реализация этого крайне благотворно сказывается на карьере прокуроров. Но не в Курске. 

Итогом анализа дела Абрамовича и несостоявшегося дела Мяснянкина становится вопрос – так в чем суть? Это по Абрамовичу материал был фальсифицирован, или у господина Мяснянкина такая мощная «крыша»? Истина где-то посередине, потому что, как сообщают собственные источники в прокуратуре, в деле Абрамовича была нарушена негласная договоренность – он признает вину, а суд дает ему условно. Но не срослось.

Почему молчит прокурор?

Почему на все эти факты закрывает глаза городская прокуратура и главный прокурор города Павел Кирьяк? Та самая нечаянная слепота?
 Вся семья прокурора занимается юридической деятельностью, в том числе оказывая услуги по представительству в судах. Например, Вера Кирьяк - супруга прокурора - по одному из дел защищает в суде интересы ОАО «Агропромышленный альянс ЮГ», в отношении которого следственными органами в конце 2017 года было возбуждено уголовное дело по незаконному получению государственных субсидий на сумму около 20 миллионов рублей. Именно субсидий, то есть безвозвратного погашения части задолженностей перед банком за счет опять-таки областной казны.

Как сообщает помощник  руководителя следственного управления СК РФ по Курской области Максим Рассамакин: «Введенные в заблуждение должностные лица комитета агропромышленного комплекса Курской области на основании предоставленных подложных документов приняли положительные решения о предоставлении ОАО «Агропромышленный альянс «ЮГ» субсидий на возмещение части процентной ставки по инвестиционному кредиту, незаконно перечислив обществу в 2017 году денежные средства в сумме более 20 млн рублей».

Получается, область платит, а жена прокурора города является одним из адвокатов  компании, уличенной в хищении денег. При этом согласно даным налоговой, своего юридического кабинета у Веры Кирьяк нет. А ИП по предоставлению юр. услуг зарегистрировано по адресу, совпадающему с адресом проживания городского прокурора. Там же, кстати, зарегистрирована и юридическая фирма сына. Интересно, проводит ли на дому прием клиентов адвокат Вера Кирьяк? При таком положении вещей конфликт интересов может возникнуть в любой момент.  Если он уже не случился, так как жене прокурора города очень странно представлять интересы тех, по кому ее супруг возможно будет инструктировать (а может и сам поддерживать), гособвинение по факту подачи подложных бумаг на получение субсидий. Такое положение вещей как минимум будет выглядеть компрометирующе.
 
Среди курских силовиков, кстати, есть похожая история.Заместитель начальника областного следствия УМВД России по г. Курску, полковник юстиции Альберт Сушков (фигура по аппаратному весу не уступающая прокурору города) при уходе своей супруги Элеоноры Сушковой из полиции в адвокатуру во избежание обвинений в конфликте интересов  развелся с женой. И пусть кое-кто утверждает, что фиктивно, а на деле продолжил с ней жить, хотя бы формальная сторона дела была соблюдена. В истории семьи прокурора возможный конфликт интересов не менее вероятен. При этом кандидату на должность Федерального Судьи  могут отказать в назначении, если его близкий родственник имеет в том же регионе обширную юридическую практику, а прокурор города всего на одну ступеньку ниже
 
Хочется думать, что это единственный конфликт интересов, в котором может быть уличен прокурор Павел Кирьяк. Но выше мы перечислили сразу несколько историй, в которых речь идет о хищениях на многомиллионные суммы. И прокуратура годами молчит, дожидаясь распоряжения сверху. И это молчание и бездействие в какой-то момент становится красноречивее любых слов и действий. 
 

Поэтому просим считать  данную публикацию официальным обращением в органы прокуратуры Курской области и СУ СК РФ по Курской области для проведения проверок по бездействию и пассивности надзорных и следственных органов по приведенным в статье фактам. 

Кроме того, просим предоставить информацию,  имеется ли в юридической работе  Кирьяк Веры Мирчевны с фирмой, уличенной в преступной деятельности, конфликт интересов с прокуратурой города, каковы оценки опасности данного конфликта, и какова по этому вопросу позиция прокуратуры Курской области?

 
Александр КРОТОВ, Анна БЕЛАЯ