Исчезнувший протез. Кто стоит за уголовным делом по обману инвалидов?

На прошлой неделе мы рассказали историю курского бизнесмена Никитина, у которого с помощью бандитов отобрали ресторан "Шанталь", а сам он отправился на 6 лет в тюрьму. Оказалось, что подобный сценарий существовал не только в истории с Никитиным.

"Чтобы моего Сашу больше не трогали, чтобы меня, нас больше не трогали, нужно говорить вот так"...

Начало нынешней истории можно прочесть в газете "Курские известия" от 2011 года. В редакцию обратилась мать инвалида Александра Абакумова. Ее сын получил обморожение конечностей, работая на производстве в Москве.

"КИ" пишет: "Под Новый год от начальства поступило задание во что бы то ни стало закончить шестой этаж здания. Александр управлял шлангом, по которому поступал бетон. Работал в сырости, на морозе и почти сутки без отдыха. Добравшись, наконец, до кровати, Александр с трудом снял валенки, а вот надеть ботинки уже не смог".

Дальше ампутация рук и ног. Александр не сдался, он осваивал работу на компьютере, учился жить дальше. Для этого нужны были протезы. Рассказывает мать Александра Лидия Михайловна:  "Последние протезы ног, которые сделали в ФГУП «Курском протезно-ортопедическом предприятии» практически сразу пришлось ремонтировать, да и делали их довольно долго. Поэтому мы обратились в "Орто". Директор компании «Орто» Роман Алёхин отнесся к нам очень хорошо, и всё сделали быстро и качественно".

123 e791a

В "Орто" Абакумовым изготовили два протеза для купания и биоэлектрический протез руки, который позволяет печатать на компьютере, брать мелкие предметы и самостоятельно себя обслуживать. Протез руки обошелся в 450 тысяч, протезы для купания в 100. А вот дальше события стали развиваться непредсказуемо.

В 2014 году возникает уголовное дело в отношении директора "Орто". Если судить по строчкам из приговора, "с целью безвозмездного обращения в свою пользу денежных средств, Алехин Р.Ю. сообщил матери инвалида – Абакумова А . В. – Абакумовой Л. М., заведомо ложные сведения, что изготовит биоэлектрический протез предплечья правой руки фирмы «Отто Бокк», для её сына».

По версии следствия, а потом и суда выходит, что никакого протеза не было. И документы о его изготовлении Алехин подделал, присвоив себе весомую сумму. Как же так, ведь в интервью "КИ" Лидия Михайловна хвалит протезистов "Орто" и говорит, что работа была выполнена качественно и в срок? 

Журналисты Sekunda.media сумели найти в другой области Лидию Абакумову. Ее сын умер. Нам удалось убедить женщину рассказать правду о том процессе.

- Лидия Михайловна, я понимаю, что тяжело всё это вспоминать, но скажите, какая группа инвалидности была у вашего сына?

- Первая. У него вообще не было конечностей.  

- Вы обратились в ортопедическую фирму "Орто" или в другую?  

- Нет, сначала мы протезировались на ФГУП. На мастер ФГУП предложил перейти на протезирование в "Орто", так как он сам туда уходит. И мы перешли. Саше нужны протезы были на ноги и на руку.  Разного уровня, сначала лечебно-тренировочные, потом иные. И мне хотелось, чтобы они были оттобоковские или исландские, так как они самого высокого качества, силиконовые чехлы. Электроника предполагалась. Мы получили руку биоэлектрическую уже в "Орто", а ноги с электроникой там не было. Протез руки был совершенный, сын печатал, он брал чашку этим протезом, брился. Конечно далеко до руки Богом созданной, но все же...  Моему сыну пообещали в институте Вредена, когда мы там были на реабилитации, что когда-нибудь пришьют ему руки, но иммунитет не позволил на тот момент.  Мы перешли в "Орто", я была в восторге . Делал протез мастер Сергей. Сначала были довольны, а потом протез начал «заедать». 

- Я читал приговор, но не понял одну вещь. В приговоре написано, что его (протеза) не было.

- Этот протез мы получили. Конечно, он был. А потом на Сашу возбудили дело, только я не понимаю, почему. До сих пор не понимаю.  Меня вызвали в УВД Курской области и сказали, чтобы я давала показания в отношении Алехина, иначе посадят моего сына.  

- Запугивали? 

- По сути да. Я предполагал самое худшее, слишком много примеров в жизни, которые подтверждают самые худшие мысли.  

- То есть вам открыто сказали, что либо вы даёте показания такие, либо ваш сын садится? 

- Да, совершенно верно. А тем  более, что он когда потерял руки и ноги, то  стал жутким паникёром, он очень сильно боялся. Что он мог ещё сделать в таком состоянии? Он мог только согласиться.  Мне говорили, что по их сведениям, Саша протез где-то купил, но самое главное, чтобы я говорила конкретно вот так, как они скажут. Чтобы моего Сашу больше не трогали, чтобы меня, нас больше не трогали, нужно говорить вот так. Это мне все рассказывал Сушков Альберт.  Сначала меня пригласили к Сушкову с одним следователем, Еленой Александровной. Потом она видит дело и говорит, что надо прекращать. То же самое говорит городской следователь. Казалось бы, дело развалилось. Но вдруг меня снова приглашают, даже в сопровождении оперативников.  Пригласили в УВД области, я уже туда как домой ходила. Сказали, что  поменялся следователь и представили Елену Владимировну. Знаете понятие такое – цербер. Такая неприятная,  она подводила к нужным ответам, это был как будто допрос. И ее целью был Алехин. Они сняли на камеру моё «интервью» с теми словами, которые заранеее требовал сказать Сушков.   

Очная ставка была с Алехиным. Он сказал, что меня настроили против него. Я не захотела с ним встречаться больше, и меня сняли на камеру, где я повторила то, что мне заготовили заранее. Я сейчас анализирую, что бы, и я понимаю, что это было абсолютно заказное дело.  

А вот видеоподтверждение того, что протез, за который в конечном итоге осудили директора компании "Орто" все же был. В сюжете мы видим Александра Абакумова, вполне довольного своими протезами.

                        Приобщить этот видеоролик к материалам суда судья не позволила 

Как и другие видео и аудиофайлы.  В итоге Роман Алехин был осужден и получил наказание в виде штрафа. Но на этом история не закончилась ни для одного из наших героев.

Обманутая мать

После смерти сына у Лидии Абакумовой остались протезы на сумму более 1,5 миллиона рублей. И здесь ее поджидал Вячеслав Боев.

СПРАВКА:  Вячеслав Боев - директор фирмы ООО «Ортомар». По материалам, собранным УФСБ России по Курской области, органами следствия УМВД Росси по Курской области  было возбуждено уголовное дело под № 7292 по ч. 3. ст. 159 УК РФ. То есть по факту мошенничества в крупном размере лицом с использованием своего служебного положения.  Ущерб  составлял по разным эпизодам от 90 до 400 тысяч рублей.  Само многоэпизодное дело потихоньку «разваливается» в следственном аппарате УМВД России по Курской области. Из него, по нашим данным, теряются листы, части, документы.  При этом никто в областном следственном аппарате УМВД России по Курской области даже не спешит ускорить производство, и есть ощущение, что сверху спущен указ спустить дело на тормоза.  

 Возвращаемся к разговору с Лидией Абакумовой:

- Лидия Михайловна, кто такие: Боев, Булгаков, каким образом они связаны с вами? Вы рассказывали, что эти люди похитили у вас всю протезно-ортопедическую продукцию. 

- Я сама дала, я думала, что Боев честный человек, и что  я получу процент от проданных протезов. Я получила 20 тысяч рублей от 1,5 млн.  Сразу после смерти сына я позвонила в ФГУП Булгакову, говорю: у меня осталось очень много протезов. Я просто думала, что у меня их купят. Мне сказали, что главврач ФГУП Желудев не хочет брать, но приедет Боев. Мол, это будущий преемник Булгакова и надежный человек.  Приехал Боев с водителем и забрал всё. Сказал: не волнуйтесь, вас не обманем. Потом принес пять тысяч.  Через некоторое время ещё  три, четыре и пять тысяч.  Протезы для купания, которые он забрал, вообще ни разу не одевались. Практически новые. Одни протезы мы в Анапе оставили. Позже мы получили новые. Все остальные протезы были тоже почти новые. Любой эксперт скажет, что они ничем не будут отличаться от новых.  

- Вы писали заявление по Боеву? 

- Писала в первое отделение полиции. На Добролюбова. Мне отказали. Объяснил майор, что все протезы б/у, и он не мог их купить. Забрать мог, а заплатить не мог. Я в прокуратуру ходила на Мирной. В прокуратуре тоже никакого результата, дело возвращали в первый отдел, потом обратно и т.д. После смерти сына я устала, и мне было уже не до этого. Я решила так, пусть грех остаётся на Боеве, так как я увидела, что тогда это бесполезно. Но я хочу, чтобы он всё же понес ответственность. 

След Волобуевых 

Злоключения Романа Алехина тоже продолжились.  По прямой просьбе курских «коллег», белгородское полицейское следствие возбуждает в отношении Алехина сразу пять эпизодов статьи 159, части 3 за якобы мошеничества в сфере протезирования. Дела возбуждаются не по факту, а сразу в отношении лица. Как лишний повод ходатайствовать перед судом о заключении бизнесмена под стражу. Но система в Белгороде дала сбой, следствие не пошло на поводу у кукловодов, и по всем пяти эпизодам уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Пять месяцев лихорадочного копания в бумагах, и ни одной зацепки того, что можно было бы вменить бизнесмену. 

А теперь самое интересное. Наш источник в региональном СК рассказал, что около трех месяцев назад, узнав об аресте Николая Зайцева, в СК РФ по Курской области обратился Роман Алехин. Он сообщил, что во время производства по уголовному делу к нему на работу приходил небезызвестный гражданин Волобуев Дмитрий Васильевич по кличке «Волобуй».  Демонстрируя полное знание самых свежих действий следствия и стороны защиты по делу Алехина, он стал предлагать тому передать свой бизнес под контроль Волобуева. В противном случае он угрожал отобрать предприятие через  свои связи в полиции. По словам Алехина, Волобуев сообщил, что вскоре во время нахождение в бане с начальником УМВД РФ по г. Курску Зайцевым, он проконсультируется, как лучше отобрать у Алехина бизнес.

Об отъеме бизнеса (и попытке отъема) Волобуевым и компанией сообщают как минимум трое - Роман Алехин, бизнесмен Александр Никитин (читайте по теме: Почему в деле задержанных братьев Волобуевых до сих пор не фигурирует создание ОПГ? Или как отнимали \"Шанталь\")  и экс-депутат Роман Гладких. Причем Алехину и Гладких еще повезло. Они не отправились в тюрьму на 6 лет, как Никитин.

 А самостоятельной ли фигурой был Дима Волобуев, и сколько же собственности и у скольких людей он и его покровители отняли? Мог ли Волобуев действовать автономно, или был всего лишь ширмой для куда более серьезных личностей? Ведь кто-то же ему подсказывал наиболее «вкусные» направления деятельности? Кто-то покрывал. Писал отказные по жалобам на бандитов. Отводил расследования, оперативные разработки…

Наконец, самый главный вопрос: а что стало с собственностью, принадлежавшей или конторлировавшейся «криминальными авторитетами» Курской области, в убийстве которых Волобуева подозревают? Кому же она отошла, и кем сейчас управляется? Ответ на этот вопрос тоже расставит многие точки над многими «i», поскольку любая криминальная разборка  имеет под собой явную или скрытую финансовую подоплеку.   

Продолжение следует.

Андрей КОТ

Надежда СУРГИНА