Поколение жертв киднеппинга

Ну очень хочется высказаться по поводу проекта о запрете социальных сетей для детей. Так что, простите! С подругой весь вечер читаем статью из «Известий» о том, что «интернет — это виртуальное отражение государства». Подруга не прощает, я по этому поводу все равно отписываюсь, а вы, пожалуй, держитесь.

 

История следующая: Заксобрание Ленинградской области разработало законопроект, обязывающий каждого пользователя той или иной соцсети при регистрации предоставлять паспортные данные владельцу портала. Уверена, вы уже в курсе. Детям до 14 лет вход в соцсети вовсе закроют под лозунгом: «Запрети меня полностью», подросткам постарше разрешат добровольно-принудительное посещать только «правильные» сайты и страницы. Либо я слишком цинично отношусь к подобным вбросам дичи во имя создания общественного резонанса… Либо политическая ситуация в стране, действительно, оставляет желать лучшего. Может быть, нужно просто детей (нас) воспитывать нормально (в масштабе государства, конечно), а не использовать имя Дианы Шурыгиной для закручивания гаек и ущемления прав человека!? Нет?

Интернет, конечно, представляет собой зону беспардонной свободы. У страха глаза велики, а у активного пользователя Всемирной сети — возможности не ограничены. Сначала ты выкладываешь фото счастливой подружки, которая отдыхает с тобой на Багамах, а потом пытаешься понять, в какой момент взломщики обчистили твои уютные апартаменты. Сначала ты поддакиваешь психологу, помогающему подростку решить его проблемы и предотвратить суицид, а потом неожиданно обнаруживаешь в перечне своих друзей террористов, преступников, педофилов. Это жизнь. Однако те меры обеспечения общественной безопасности, которые предлагают нам депутаты, — это маразм.

- иметь страницу в соцсети может только лицо, достигшее возраста 14 лет;

- создавать страницу можно только одну и только под настоящим именем и фамилией, иначе последует штраф от 1 тыс. до 3 тыс. рублей;

- вступать в сообщества, где размещена запрещенная для детей информация, подросткам запрещается;

Далее еще интереснее:

- информировать граждан о несанкционированных собраниях и митингах, естественно, нельзя;

- распространять любую информацию (текст, фото, видео), пропагандирующую национальную и иную нетерпимость, употребление алкогольной и табачной продукции, нетрадиционные сексуальные отношения и прочее — противозаконно.

И все бы ничего: «Никто не пытается ввести цензуру или ограничить свободу слова», — поясняет один из авторов законопроекта Владимир Петров. Вот только девиз российского демократического общества звучит сегодня следующим образом: «Всё, что не запрещено — случайный ляп со стороны правительства». И знаете, это тоже жизнь! Захват ребенка, изъятие его из естественной среды, киднеппинг (если говорить научно) сейчас осуществляется как на просторах интернета, так и со стороны правительства, съевшего собаку на запретах. А как же профайлинг? Повышение уровня образования? Технологический прогресс и переход к эре инноваций и развитой экономики?

В маршрутке недавно наблюдала заурядную «потасовку». Учительница, женщина лет тридцати, ехала с группой школьников в драматический театр. Подростков с ней было человек десять или девять: все кричат, толкаются, громко смеются — в общем, ведут себя крайне невоспитанно и «антикультурно». «Успокоит ли эта учительница, наконец, своих детей?» — вдруг закричали старушки с соседнего кресла убитой газели. «Дорогие мои, а ведь это не мои, это ВАШИ дети!» Мораль сей басни? Более эффективной мерой, гарантирующей благосостояние страны в настоящем и будущем, было и остается время, которое родители посвящают воспитанию молодежи. Все просто!.. И да, подруга говорит, что слово «маразм» во втором абзаце было лишним. Что ж, здесь принято.