Безнадежная медицина

oAopgmjgqjQ 41ec1 Ирина Бобырева, журналист

По данным недавнего опроса ВЦИОМ, 52 процента россиян отрицательно оценивают качество отечественной медицины, а положительно – только 9. Если верить социологам, то мой муж относился к меньшинству. То есть искренне верил, что с нашей системой здравоохранения все в порядке. Пока под Рождество не порезал себе палец канцелярским ножом.

Сразу хочу заметить, что столь высокого мнения о нашей медицине он был, потому что сталкивался с ней в последний раз, когда проходил комиссию перед армией. А редкие визиты к стоматологу были платными. И вот ему 36 лет, и у него из пальца хлещет кровь.

Что первым делом делает человек в таких случаях? Если верить все тем же социологам, то ищет бинт, зеленку. Словом, занимается самолечением. Так делают 63 процента россиян. Мой супруг примкнул к большинству: замотал палец и благополучно забыл о нем на два дня. А когда, наконец, размотал бинт, то понял, что без помощи лекарств тут уже не обойтись. В ход пошли также перекись и «Левомеколь». Но четыре дня упорной борьбы за палец не принесла результатов – он все еще пух и гноился. И вот в пятницу вечером на семейном совете было принято решение обратиться за помощью к профессионалам.

Решение это далось нелегко, потому что, в отличие от мужа, мне довольно часто приходилось сталкиваться с бесплатной отечественной медициной. И после этих столкновений я долго приходила в себя.

Согласно данным опроса ВЦИОМ, 37 процентов россиян недовольны уровнем профессиональной подготовки врачей, столько же ощущают дефицит медицинских кадров. 35 процентов жалуются на дороговизну услуг и лекарств, 31 процент считает, что отечественным больницам не хватает современного оборудования. 56 процентов опрошенных недовольны длительным ожиданием, 42 – отсутствием достаточного количества сидячих мест, нормальной вентиляции.

Муж был настроен более оптимистично, и тем же вечером направился в городскую клиническую больницу скорой медицинской помощи. Это первое , что пришло в голову: он ведь получил травму – значит, нужно ехать в травмпункт. Еще подкупило слово «скорая помощь», поскольку хотелось разобраться с проблемой быстро. Но быстро не получилось.

В травмпункте ему посоветовали обратиться к хирургу – в тот день дежурила 4-я горбольница. «Правда, эту больницу не очень-то хвалят … - сказал врач БСМП. – Если дело терпит, приходите к нам завтра – будет наш хирург дежурить».

Муж совета не послушался и поехал на другой конец города.

Там ему с порога предложили лечь в стационар. Поскольку палец до этого времени не мешал работать, а следующий день был у мужа как раз рабочим, от внезапно свалившегося на голову больничного супруг отказался. За что был послан в ближайшую к дому поликлинику. Номер 7.

«Местный» хирург принял его без городской прописки и даже без талона, спросив, впрочем, почему бы не прописаться. Посмотрела на палец, согласился с выводами предыдущих врачей – рану нужно вскрыть и почистить.

На просьбу мужа сделать это, наконец, медик ответил: «А я здесь при чем?».

Прописал Левомеколь и отправил в 4-ю горбольницу к дежурному хирургу. Круг замкнулся.

Я предлагала съездить в платную клинику и разрезать уже этот палец, но муж все еще не терял надежды пролечиться за счет государства. И даже порывался поехать в медучреждение по месту прописки за 60 километров от Курска. Да, там не хватает специалистов, и возможно, медикаментов. Но зато ты точно знаешь, куда ехать, если со здоровьем непорядок. А в Курске медучреждений много, но в которое из них обращаться, совершенно непонятно.

Признаться честно, есть в сложившейся ситуации и вина мужа. Ну не подготовился человек к травме: не купил квартиру в Курске и не прописался там. Благо в БСМП, куда супруг обратился на следующий день, регистрации от него не потребовали. Он написал отказ от госпитализации и тут же отправился на операцию. Два укола, два разреза – вся процедура заняла не больше 20 минут. Наконец-то больничные мытарства закончились, подумал он, снова придя в БСМП на перевязку. Однако там сказали, что теперь ему нужно обращаться к хирургу по месту прописки. Ах, вы из района? Ну так сразу бы в областную больницу и ехали.

«Из Большесолдатского района? Туда и направляйтесь», - отрезали в приемном отделении областной. На резонное замечание мужа, что ездить туда каждый день на перевязку накладно, добрая женщина посоветовала «прикрепиться» к ближайшей поликлинике. К 7-ой, помним же? После этого надо было бы сразу ехать домой, но муж мой оказался человеком настырным, и направился в знакомое окошко. Узнав, что он не местный, работница регистратуры неохотно попросила три документа для оформления. «Впрочем, хирург уже ушел», - облегченно сказала она. Кажется, еще немного, и мой благоверный услышал бы: «Курск для курских!»

Не дожидаясь, пока его в очередной раз пошлют (в другое медучреждение), муж купил в аптеке новый тюбик «Левомеколь» и снова примкнул к 63 процентам россиян, занимающихся самолечением.

На следующий день я записала его в частную клинику: 600 рублей первичная перевязка, 400 – повторная. Были варианты дешевле, но мужа не устроило время приема. Ему ведь работать надо, чтобы не зря свой хлеб есть, то есть носить в кармане полис ОМС.

В начале года общественность взбудоражила новость: правительство и администрация президента обсуждают возможность повышение налога на доходы физлиц (НДФЛ). Правда, ставка в 15 процентам грозит лишь тем, чьи годовые зарплаты составляют 7–10 млн рублей. Существует мнение, что повышение НДФЛ может стать источником увеличения расходов на здравоохранение, образование и инфраструктуру. В Минфине поспешили успокоить обеспеченное население страны: в министерстве этот вопрос еще не обсуждался. Тем временем, несмотря на модернизацию и растущее финансирование государственной системы здравоохранения, все больше россиян ищут ей альтернативу. По данным Росстата, годовой объем платных медицинских услуг в стране достиг 528 млрд рублей. Теперь они занимают 6 место в списке повседневных затрат наших соотечественников.